Биполярное расстройство личности: как спастись в эмоциональном шторме

Биполярное расстройство личности: как спастись в эмоциональном шторме

До недавнего времени биполярное расстройство личности носило устрашающее название «маниакально-депрессивный психоз», но впоследствии его заменили более корректным термином. Успокоим наших читателей: данное заболевание имеет мало общего с маньяками, и достаточно редко встречается у серийных убийц. Но как же проявляются эти неконтролируемые перепады настроения, и чем они опасны?

Разбираемся в терминологии

Термин «маниакально-депрессивный психоз» впервые встречается в работах немецкого психиатра Эмиля Крепелина, практиковавшего в конце 19 века. Показательно, что в то время так называли все расстройства настроения, а значит, об эффективном лечении не могло быть и речи. Заслугой Крепелина стала дифференциация МДП от шизофрении, в клинической картине которой преобладали расстройства мышления, а не аффективные нарушения.

Позже психиатр Эрнест Кречмер, типологизировавший темпераменты человека, пришел к выводу, что маниакально-депрессивному психозу в большей мере подвержены циклотимики – эмоциональные, общительные, активные люди, внешне выглядящие вполне гармонично и жизнерадостно. Но именно импульсивность и низкая стрессоустойчивость делает их жертвами частых перемен настроения, которые могут рано или поздно выйти из-под контроля.

Заболевание активно изучалось, и психиатры пришли к соглашению изменить его название на «биполярное расстройство»: это позволяет избежать неправильной трактовки термина и прекратить ассоциировать больных с маньяками.

Сложности диагностики

Различные статистические данные утверждают, что биполярное расстройство встречается у 1-7% населения нашей планеты. Такая погрешность в цифрах объясняется сложностью диагностики заболевания. Биполярное расстройство необходимо отличить от депрессии, шизофрении, неврозов, психозов, злоупотребления психоактивными веществами.

В мировой психиатрической практике известно немало случаев неправильной диагностики БАР, которая приводила к развитию затяжных, не подлежащих лечению маниакальных или депрессивных фаз. Здесь мы вплотную подобрались к симптомам биполярного расстройства, которые крайне важно распознать вовремя.

Как проявляется биполярное расстройство

Говоря простым языком, человек, страдающий БАР, не в силах справиться со своим настроением. Мощные, часто неуместные эмоциональные подъемы (аффективные маниакальные состояния) чередуются с беспричинными энергетическими спадами, а чувство всепоглощающей радости сменяется тоской, усталостью, потерей интереса к жизни (депрессией).

Фазы могут возникать поочередно, а могут прерываться «светлым» периодом психического здоровья (интерфазами). Если интерфаза затягивается на несколько лет, пациент может и вовсе позабыть о своей болезни, но тем тяжелее ему будет принять факт ее рецидива.

Биполярное расстройство похоже на лотерею: человек никогда не может предсказать, когда оно проявит себя снова, в каком порядке будут идти фазы, и сколько это продлится. В среднем их длительность колеблется от нескольких недель до 2 лет, а депрессивные фазы бывают в три раза длиннее маниакальных.

Маниакальная фаза

Поначалу маниакальная фаза БАР слабо соответствует всеобщему представлению о психических отклонениях. На этапе гипомании человек ощущает приток сил, его настроение улучшается. Вера в собственные возможности становится непоколебимой, как и желание жить, работать, творить. Интенсивная деятельность, общительность, водоворот развлечений быстро истощают нервную систему. Ухудшается сон, снижается концентрация внимания, постепенно пропадает способность адекватно оценивать ситуацию. Человек склонен совершать иррациональные, необдуманные поступки, рисковать, впустую тратить деньги. Обычно гипоманиакальную фазу распознают из-за несоответствия эмоционального состояния больного и его текущих жизненных обстоятельств (проблемы на работе, в семье).

Когда гипомания сменяется манией, ситуация заметно ухудшается. Мысли больного скачут, одна бредовая идея следует за другой, речь становится бессвязной, нарастает раздражительность, учащаются вспышки агрессии. Комфортное общение с таким человеком невозможно.

Важно отметить, что если в анамнезе пациента проявляется полноценная мания, ему ставят диагноз БАР I. Если менее разрушительная стадия гипомании не усугубляется, диагностируют БАР II.

Депрессивная фаза

После гипоманиакальной или маниакальной фазы пациент впадает в другую крайность – депрессивное состояние. Постепенно психический тонус человека слабеет, появляется тревога, грусть, работоспособность снижается. Со временем сконцентрироваться становиться все труднее, больной впадает в апатию, отчаянье.

На человека в состоянии депрессии не действуют обычные мотивирующие факторы: жизнь представляется сплошной неудачей, но демонстрировать это окружающим кажется неуместным. Больной постепенно замыкается в себе, у него часто появляются суицидальные мысли, которые, в случае неэффективного лечения, могут завершиться попыткой самоубийства.

Почему возникает биполярное расстройство?

БАР чаще всего объясняют генетической предрасположенностью, хотя принцип наследования до конца не изучен. В пользу генетической теории говорят исследования близнецов: если у одного из них диагностировали биполярное расстройство, второй с вероятностью 40-70% тоже заболеет.

Также ученые рассматривают возможность нарушений в обмене гормонов серотонина и норадреналина. Эндокринная теория подтверждается тем, что у женщин аффективные расстройства чаще обостряются во время гормональных скачков (менструации, беременности, после родов, в период менопаузы).

Лечение и прогноз

Основная цель лечения биполярного расстройства – достижение длительной ремиссии и снижение риска самоубийств. Маниакальные и депрессивные фазы купируются агрессивной фармакотерапией, но основная сложность заключается в том, чтобы прием антидепрессантов или противомаиакальных средств не привел к инверсии – смене фазы на противоположную.

В зависимости от частоты приступов и длительности «светлых» промежутков, больного могут перевести в I, II, III группу инвалидности, или же оставить трудоспособным. Невменяемым человека могут признать в случае совершения опасного деяния в период одной из фаз.

Чем меньше эпизодов БАР перенес человек, тем эффективнее будет проходить лечение. Если начать терапию после первого гипоманиакального эпизода, прогноз будет благоприятным в 52-69% случаев. Люди, перенесшие 5-10 эпизодов болезни, подвержены рецидивам на 40-60% чаще, нежели те, кто вовремя обратился за помощью.

Интересный факт: Биполярное расстройство нередко встречается среди людей творческих профессий. Наиболее известные случаи диагностирования БАР: Эдгар Аллан По, Винсент Ван Гог, Эрнест Хемингуэй, Вирджиния Вульф, Вивьен Ли, Фрэнк Синатра, Курт Кобейн, Мел Гибсон, Кетрин Зета-Джонс, Стивен Фрай.

14 ранних симптомов биполярного расстройства, которые нельзя игнорировать

Психоз ближе, чем кажется. Проверьтесь.

Об этом нарушении громко заговорили несколько лет назад, когда биполярное расстройство было диагностировано Catherine Zeta Jones on living with bipolar disorder у Кэтрин Зеты-Джонс.

Этим страдают миллионы людей, и я лишь одна из них. Я говорю об этом громко, чтобы люди знали: нет ничего постыдного в том, чтобы в такой ситуации искать профессиональной помощи.

Во многом благодаря смелости черноволосой голливудской дивы в том, что переживали этот психоз, начали признаваться и другие знаменитости: Мэрайя Кэри Mariah Carey: My Battle with Bipolar Disorder , Мел Гибсон, Тед Тёрнер… Медики предполагают Celebrities With Bipolar Disorder биполярное расстройство и у уже умерших известных людей: Курта Кобейна, Джими Хендрикса, Эрнеста Хемингуэя, Вивьен Ли, Мэрилин Монро…

Перечисление знакомых всем имён нужно лишь для того, чтобы показать: психоз совсем рядом с вами. И возможно, даже у вас.

Что такое биполярное расстройство

На первый взгляд, ничего страшного. Просто скачки настроения. Например, с утра вам хочется петь и плясать от радости, что вы живёте. В середине дня вы вдруг срываетесь на коллег, которые отвлекают вас от чего-то важного. К вечеру на вас накатывает тяжкий депресняк, когда даже руку поднять невозможно… Знакомо?

Грань между сменами настроения и маниакально-депрессивным психозом (так звучит второе название этого заболевания) тонка. Но она есть.

Мироощущение тех, кто страдает биполярным расстройством, постоянно скачет между двумя полюсами. От экстремального максимума («Какой же кайф просто жить и что-то делать!») к не менее экстремальному минимуму («Всё плохо, мы все умрём. Так, может, нечего ждать, пора наложить на себя руки?!»). Максимумы называются периодами мании. Минимумы — периодами депрессии.

Человек осознаёт, насколько его штормит и как часто эти штормы не имеют поводов, но ничего не может с собой сделать.

Маниакально-депрессивный психоз выматывает, ухудшает отношения с окружающими, резко снижает качество жизни и в итоге может довести до суицида.

Откуда берётся биполярное расстройство

Скачки настроения знакомы многим и не считаются чем-то из ряда вон выходящим. Поэтому биполярное расстройство довольно сложно диагностировать. Тем не менее учёные справляются с этим всё успешнее. В 2005 году, например, было установлено Prevalence, Severity, and Comorb > , что маниакально-депрессивным психозом в той или иной форме страдают около 5 миллионов американцев.

У женщин биполярное расстройство бывает чаще, чем у мужчин. Почему — не известно.

Однако, несмотря на большую статистическую выборку, точные причины биполярных расстройств выяснить пока не удалось. Известно лишь, что:

  1. Маниакально-депрессивный психоз может возникнуть в любом возрасте. Хотя чаще всего появляется в позднем подростковом и раннем взрослом.
  2. Он может быть вызван генетикой. Если кто-то из ваших предков перенёс это заболевание, есть риск, что оно постучится и к вам.
  3. Расстройство связано с дисбалансом химических веществ в головном мозге. Главным образом — серотонина.
  4. Спусковым крючком иногда становится тяжёлый стресс или травма.

Как распознать ранние симптомы биполярного расстройства

Чтобы зафиксировать нездоровые колебания настроения, для начала надо выяснить, переживаете ли вы эмоциональные экстремумы — манию и депрессию.

7 ключевых признаков мании

  1. Вы испытываете душевный подъём и ощущение счастья в течение длительных (от нескольких часов и более) периодов.
  2. У вас снижена потребность во сне.
  3. У вас быстрая речь. Причём настолько, что окружающие вас не всегда понимают, а вы не успеваете формулировать свои мысли. В итоге общаться в мессенджерах или посредством электронных писем вам проще, чем разговаривать с людьми вживую.
  4. Вы импульсивный человек: сначала действуете, потом думаете.
  5. Вы легко отвлекаетесь и перепрыгиваете с одного дела на другое. Из-за этого нередко страдает итоговая продуктивность.
  6. Вы уверены в своих способностях. Вам кажется, что вы быстрее и сообразительнее большинства окружающих.
  7. Нередко вы демонстрируете рискованное поведение. К примеру, соглашаетесь на секс с незнакомцем, покупаете то, что вам не по карману, участвуете в спонтанных уличных гонках на светофорах.

7 ключевых признаков депрессии

  1. Вы нередко переживаете затяжные (от нескольких часов и более) периоды немотивированной грусти и безнадёги.
  2. Замыкаетесь в себе. Вам трудно выйти из собственной скорлупы. Поэтому вы ограничиваете контакты даже с родными и друзьями.
  3. Вы потеряли интерес к тем вещам, которые раньше вас по-настоящему цепляли, и не приобрели ничего нового взамен.
  4. У вас изменился аппетит: резко снизился или, напротив, вы уже не контролируете, сколько и что именно вы едите.
  5. Вы регулярно чувствуете усталость и нехватку энергии. И такие периоды продолжаются довольно долго.
  6. У вас появились проблемы с памятью, концентрацией и принятием решений.
  7. Вы иногда думаете о самоубийстве. Ловите себя на мысли, что жизнь потеряла для вас вкус.

Маниакально-депрессивный психоз — это когда вы узнаёте себя практически во всех описанных выше ситуациях. В какой-то период жизни у вас явно наблюдаются признаки мании, в другой — симптомы депрессии.

Впрочем, иногда случается и так, что симптомы мании и депрессии проявляют себя одномоментно и вы не можете понять, в какой фазе находитесь. Такое состояние называется смешанным настроением и тоже является одним из признаков биполярного расстройства.

Каким бывает биполярное расстройство

В зависимости от того, какие эпизоды случаются чаще (маниакальные или депрессивные) и насколько ярко они выражены, биполярное расстройство делят на несколько типов Types of Bipolar Disorder .

  1. Расстройство первого типа. Оно тяжёлое, чередующиеся периоды мании и депрессии сильны и глубоки.
  2. Расстройство второго типа. Мания проявляется не слишком ярко, зато депрессией накрывает так же глобально, как и в случае первого типа. К слову, у Кэтрин Зеты-Джонс было диагностировано именно оно. В случае актрисы спусковым крючком для развития болезни стал рак горла, с которым долго боролся её муж — Майкл Дуглас.

Вне зависимости от того, о каком типе маниакально-депрессивного психоза идёт речь, заболевание в любом случае требует лечения. И желательно — побыстрее.

Что делать, если вы подозреваете у себя биполярное расстройство

Не игнорируйте свои ощущения. Если вам знакомы 10 и более перечисленных выше признаков, это уже повод обратиться к врачу. Особенно если время от времени вы ловите себя на суицидальных настроениях.

Следующим шагом станет визит к психологу или психиатру. Вам придётся ответить на вопросы о вашем образе жизни, сменах настроения, отношениях с другими людьми, детских воспоминаниях, травмах, а также семейной истории болезней и инцидентах с наркотиками.

На основе полученной информации специалист назначит лечение. Это может быть как поведенческая терапия, так и приём лекарств.

Закончим фразой всё той же Кэтрин Зета-Джонс: «Нет необходимости терпеть. Биполярное расстройство можно контролировать. И это не так сложно, как кажется».

«Мы не можем ничего в себе контролировать». Как живут люди с биполярным расстройством

Биполярное аффективное расстройство – это заболевание психики, при котором человек переживает частые смены состояний: от гипоманий, то есть приподнятого настроения и сверхпозитивности, и маний – восторженных состояний на грани, когда может возомнить себя, например, пророком, до глубоких депрессий. Люди с БАР, как правило, обращаются к психиатру только после многих лет в попытках “взять себя в руки” и понять, что с ними происходит, а, получив диагноз, боятся рассказывать о нем окружающим.

Кирилл. «Моя самая долгая депрессия длилась пять месяцев»

— Я был эмоциональным и активным ребенком, но в каких-то адекватных рамках. Из детских признаков БАР у меня было то, что сечас называют синдромом гиперактивности. Проблему я заметил только в подростковом возрасте: лет в 15 стал чувствовать повышенное беспокойство и уже тогда понимал его как несоразмерное ситуации, а ближе к 18 годам стал ощущать что-то типа депрессии. С этими жалобами я и обратился впервые психологу, он, конечно, не понял, что со мной происходит. Диагноз я получил только после трех лет хождений от врача к врачу. В тот момент я ничего не чувствовал: ни облегчения, ни расстройства. Не было даже ощущения, что вот наконец-то все стало понятно и жизнь наладится.

Меня всегда больше беспокоили депрессивные состояния, потому что маниакальные не были чрезмерными. Первая сильная мания, которая прямо мешает жить, случилась после того, как мне назначили антидепрессант. Это вообще классический признак биполярного расстройства, когда от антидепрессантов человека выкидывает в манию. Это очень хорошее настроение и состояние. Ты прекрасно себя чувствуешь, у тебя много сил, энергии, идей, но в какой-то момент тебе настолько становится классно, что ты переходишь некоторую грань, за которой заканчивается просто хорошее настроение и начинаются неадекватно бредовые идеи, импульсивные поступки, нерациональные решения.

Ты решаешь, например, что тебе предназначено жить в Индии, и отправляешься туда, а потом это состояние проходит и ты находишь себя в Индии в депрессии.

Вспомните какой-нибудь великолепный день из своей жизни, когда вы влюбились и это чувство было ответным, и вот вы летели на крыльях любви, вам казалось, что весь мир прекрасен, а небо особенно голубого цвета. А дальше вспомните какой-нибудь ужасный день, когда вас отчислили из университета, выгнали с работы или бросили. В один день вы чувствовали себя сильными, готовыми горы свернуть, в другой — полным ничтожеством. У людей с биполярным расстройством такое бывает по несколько раз в месяц, и это выматывает.

Теоретически должна быть подобрана такая медикаментозная терапия, чтобы контролировать эти состояния. Обычно это несколько препаратов, которые позволяют человеку на биохимическом уровне не уходить слишком глубоко в депрессию и не подниматься слишком высоко в маниакальные состояния. И далее, когда он находится в усредненном состоянии, привычном большинству людей, тут уже власть самого пациента — научиться не загонять себя собственноручно. Например, не употреблять наркотики и алкоголь, которые способствуют слишком бурным ощущениям и впечатлениям.

С маниями конкретно в моем случае удается справляться. У меня бывают не маниакальные, а гипоманиакальные состояния, это когда ты ощущаешь слишком приподнятое настроение, ты такой продуктивный. Но когда ты начинаешь эксплуатировать это состояние, очень мало спать, потому что в такие моменты совсем не хочется спать, это выматывает, и после ты проваливаешься в депрессивную фазу. Я научился не слишком себя загонять и тем самым не провоцировать депрессии.

А вот когда накатывает депрессивное состояние, я никак не могу себя из него вытащить, и таблетки не так эффективно справляются, поэтому приходится просто пережидать это время. В такие периоды — обычно это длится около двух недель — я живу относительно обычной жизнью, но становлюсь малоэффективным на работе, мало общаюсь с другими людьми, потому что мне это доставляет дискомфорт, как будто в спячку заваливаюсь.

Я знаю людей, которые годами живут в депрессии. Моя самая длинная депрессия длилась месяцев пять. Я много лет к тому моменту принимал одну и ту же терапию, чувствовал, что она не идеально мне подходит. Мы с врачом решили попробовать плавную отмену, посмотреть, как мозг будет справляться без медикаментов. Был относительно спокойный месяц, а потом я провалился в депрессию.

Падение — это постепенный процесс, с каждым днем ты чувствуешь себя хуже и однажды проваливаешься совсем глубоко, а вот выход из депрессии в моем случае всегда внезапный: еще вчера было ужасно плохо, а вот ты проснулся и резко стало лучше.

От близких людей я диагноз не скрываю, чтобы они понимали, что со мной время от времени происходит, а в целом знакомым или на работе я не рассказываю. С тем, чтобы скрыть свое состояние, обычно нет никаких проблем. Коллега на работе может спросить, почему я такой грустный. Я не хочу ему рассказывать, что у меня депрессия, что я не вижу смысла жизни, и просто говорю, что устал. Обычно этого хватает.

Я посещаю группы, и есть ощущение, что мне это очень сильно помогает. Я общаюсь с большим количеством людей, которые испытывают схожие проблемы, и чувствую, что не одинок в этом, потому что очень много лет я вообще не знал людей с ментальными проблемами, поэтому бывали сомнения, может, я действительно себе это придумал.

Мне относительно повезло, что у меня нет суицидальных наклонностей даже в самой тяжелой депрессии. Бывает, хочется, чтобы закончились эти страдания, но нет позыва что-то с собой совершить. Крайнее ощущение, которое я испытывал, — это когда несколько дней не выходишь из дома, даже не хочется встать и пойти в туалет, при этом чувствуешь постоянную тревогу и дискомфорт, и это очень болезненное состояние.

Суть в том, что ты немного иначе начинаешь воспринимать реальность. Если в очереди в магазине кто-то посмотрит на тебя, когда у тебя хорошее настроение, ты вообще на это не обращаешь никакого внимания. Если у тебя среднее состояние, ты подумаешь, ну, что-то человек увидел. А в депрессивном состоянии ты начнешь думать, что с тобой не так, что этот человек хочет тебя обидеть или он видит, что ты такой ничтожный. С годами я научился даже в такие моменты понимать, что моя голова меня обманывает, но это, к сожалению, никак не снимает тревогу и не облегчает состояния.

Светлана. «Когда у меня начинается депрессия, я просто увольняюсь»

— Это похоже на бег в колесе. Тяжелом железном колесе, которое невероятно трудно разогнать. Приходится тянуть и тянуть его, и каждый шаг дается с таким трудом, но в какой-то момент оно все-таки разгоняется, ты бежишь, ветер в волосах и все хорошо, а потом колесо начинает крутиться слишком быстро, ты не можешь остановиться и в конце концов улетаешь, врезаешься в стену со страшной силой.

С БАР, как правило, бывают две истории: либо человек попадает в больницу с манией, когда начинается психоз, сильный отрыв от реальности (БАР I типа), либо человек может годами не понимать, что с ним происходит, если у него, как у меня, преобладают депрессивные фазы, а психотических состояний не бывает, что называется БАР II типа.

С детства меня беспокоили тревога и бессонница. Это когда чуть-чуть что-то перевозбудит и ты уже не можешь спать. Все думали, что я просто «сова», но это была именно бессонница. Сама по себе она очень сильно дестабилизирует, потому что не позволяет восстановить силы. Тревога связана с самыми разными вещами, ты понимаешь, что она иррациональна, но не можешь успокоиться. Как будто в груди крутится хомяк в колесе. Там, где здоровый человек пойдет разбираться, человек в депрессии и тревоге закапывается, и у него абсолютно не будет сил, чтобы что-то делать.

В подростковом возрасте депрессивные состояния у меня чередовались с подъемами. Я еще как-то верила, надеялась, что все будет хорошо и что мои трудности пройдут. Но со временем — и это не только моя история, это типично — депрессии становятся все больше, и в конце концов это перешло в такие смешанные неприятные состояния — возбуждение и отсутствие сил что-либо сделать. Тревожный прокрастинатор, когда обо всем переживаешь, но ничего не делаешь. На самом деле многие могут узнать себя в таком описании, но у здоровых людей этот период достаточно короткий, а настоящая депрессия длится более 2 недель.

Я не очень-то много общалась с другими людьми с таким диагнозом, но я не уверена, что это целиком связано с расстройством. Я хорошо помню, как еще в детском саду смотрела, как другие играют, и мне это казалось очень глупым. Да не было еще и мотивации общаться, потому что в депрессии, когда кажется, что у тебя такая куча проблем, как-то не думаешь о социальной жизни.

Родители привыкли, что я всегда такая. Я училась нормально. Не было явных признаков: подумаешь, любит посидеть в своей комнате и никуда не ходит. Но я понимала, что мне плохо и надо искать решение, потому что сама я не справляюсь.

В 17 лет я впервые пошла к психологу. Начиная с этого момента и дальше, я видела, что со мной что-то не так, но я не думала, что настолько. У меня была длительная терапия, индивидуальная, групповая, я сама училась гештальт-терапии. Становилось лучше, но была как будто какая-то основа, до которой я не могла добраться. Я устала от этого и ушла в никуда. Я не могла тогда платить за свое обучение, у меня снова были проблемы с работой, потому что людям с БАР сложно задерживаться на работе, я просто постепенно опускалась на дно.

При этом я продолжала учиться, причем изучала вообще все: от эзотерических вещей до верстки сайтов. Я думаю, что эта бесконечная жажда информации была как поплавок, который на протяжении всей жизни меня держал. Даже лежа целый день в постели, не в силах подняться и сходить в душ или приготовить себе еду, я все равно искала информацию, читала что-то, мой ум был активен.

Моим пределом в депрессии был день, когда я кое-как вытащила себя в душ, и каждое действие было таким утомленным: встать под этот душ, взять мочалку, ее намылить, помыться. Я закончила, стою в ванной, беру полотенце, заворачиваюсь в него и понимаю, что я устала. Я сажусь в ванне, отдыхаю и не понимаю, откуда брать силы, чтобы встать, вытереться, одеться.

В какой-то момент я случайно посмотрела сериал «Блек Бокс», снятый по мотивам жизни Кейт Джеймисон, американского психолога, которая сама болела биполярным расстройством.

Я увидела со стороны, как выглядит человек с расстройством, и этого хватило, чтобы испугаться.

Я хотела сходить к врачу, чтобы мне поставили рекуррентную депрессию и исключили БАР. БАР, как мне казалось, страшнее.

Но, тем не менее, услышав диагноз, я почувствовала облегчение. Да, сначала была обида, что я столько лет ходила к специалистам — тогда мне было уже 27 — а они лечили меня не от того, но потом я подумала, что когда много лет с тобой происходит что-то, что ты не можешь контролировать, то узнать, что у этого есть название и, может быть, лечение — это на самом деле хорошая новость.

Мне прописали лекарства. Что таблетки сделали сразу, так это вернули мне сон. Мне всегда было сложно заснуть по вечерам, а моя самая нелюбимая ночь — с воскресенья на понедельник, я могла вообще не спать, потом идти на работу. А тут у меня появился такой якорь, я знала, что, что бы ни случилось днем, я все равно вечером лягу и ночью буду спать. Это большая радость.

Иногда мне все еще кажется, что мои депрессии ненастоящие. Потому что человек ко всему привыкает. Чтобы человек в депрессии сказал: да, это она, и я должен теперь о себе позаботиться, нужна высокая степень психологической прокачанности. Чаще всего человек будет обвинять во всем себя, считать, что его жизнь кончена, что он упустил все шансы.

Как правило, у каждого есть любимая тема, на которую он себя грызет. У меня это — тема работы и профессиональной реализации. Я все время переживаю, что у меня нет работы, что я не знаю, чем хочу заниматься, не могу обеспечить себя. Материальные проблемы — это неприглядная бытовая реальность, которая часто сопровождает людей с расстройствами, у них нет достаточного ресурса, чтобы работать, и тревога усугубляется, потому что человек чувствует себя уязвимым, что неудивительно, если он не может себе обеспечить жилье, еду.

Хорошо, если есть близкие, которые готовы его поддержать. Моя мама долго не понимала, почему я не работаю и почему у меня все вот так. Для нее все выглядело так, как будто я нашла работу и жизнь моя от этого наладилась, но на самом деле я просто стала принимать таблетки и у меня появились силы. Я до сих пор не рассказала ей про диагноз, потому что не хочу ее тревожить. Возможно, я скажу, когда увижу, что она готова. Возможно, она и сама подозревает, она догадливый человек, но напрямую мы об этом не говорим.

Я не скрываю и не афиширую свой диагноз. Если я занимаюсь психологией, если я против стигматизации и за информирование, то разве у меня есть моральное право скрывать? Но на работе я никогда не говорила про заболевание. Я уверена, что там этого не поняли бы, и вообще зачем мне рассказывать об этом, если я обычный сотрудник и это не влияет на работу? А когда у меня начинались депрессии, я просто увольнялась.

К этому и надо стремиться — чтобы не влияло. Люди, которые жалуются на то, что на работе их не понимают, как правило, хотят себе выбить особое отношение. Но это наша ответственность — поддерживать состояние и быть конкурентоспособными сотрудниками. Многие интуитивно это чувствуют и выбирают удаленную работу, проектную работу или сферы, где им будет более удобно. По своему опыту могу сказать, что больше всего среди биполярников психологов и программистов.

После того как началось лечение, я пошла на переподготовку по психологии, о чем давно мечтала — по первому образованию я философ, по второму психолог, нашла работу, которая меня устроила и на которой я достаточно долго продержалась, и запустила группу поддержки.

В Москве, кроме моей, есть еще одна воскресная группа, и это невероятно мало, при том что сейчас расстройство диагностируют все чаще. Его не стало больше, просто информация доступнее, а молодое поколение намного более открыто относится к этим вещам и обращается к специалистам. На группу приходит около 10 человек, преимущественно 30+, но есть как и совсем молодые участники, так и пенсионеры.

Это очень интересные люди: люди науки, искусства, люди, которые работали в разных странах. Но неправильно считать, что люди с БАР все такие креативные, это «ошибка выжившего». Мы видим позитивные примеры, но не видим тех, кто не получает лечение или кончает жизнь самоубийством. Даже если человек не пошел на этот последний шаг, то, как он проживет свою жизнь, зависит от того, будет ли он лечиться. Те люди, которые решают бороться за свою жизнь, достигают результата. Но часто это не то, что мы ждем. Жизнь не становится прекрасной и проблемы не решатся просто от того, что ты пьешь таблетки. Жизнь с БАР во многом про смирение, потому что мы не можем ничего в себе контролировать.

Очень вредная статья про биполярное расстройство

Здравствуйте! Я работаю врачом 21 год. Меня зовут Георгий Олегович Сапего. В этой статье расскажу о том, как вам подсовывают опасное враньё о биполярном расстройстве.

Биполярное расстройство – это психическое заболевание, при котором у людей бывают крайние перепады настроения. Эпизоды приподнятого настроения, которые называют манией, чередуются с тяжелой депрессией. На фоне подавленного настроения человек может себе навредить. Да и на фоне приподнятого настроения тоже можно попасть в ситуацию. Таким людям сложно жить, учиться и работать.

Бывает, что отдельные фазы биполярного расстройства продолжаются годами, и диагноз установить сложно.

Никто точно не знает причину биполярного расстройства. Что-то там связано с нарушением баланса химии в мозге.

По всему миру примерно 1 – 3% людей болеют биполярным расстройством.

Чаще заболевают в возрасте 15 – 30 лет.

Мания

Люди чувствуют себя очень счастливыми или злыми, гиперактивными, импульсивными. Обычно это длится где-нибудь неделю. Человека приходится госпитализировать.

Бывают еще и вот такие симптомы:

  • ощущение суперспособностей;
  • резкое уменьшение потребности во сне;
  • болтливость;
  • повышенная активность;
  • множество идей в голове;
  • невозможность сосредоточиться на чем-нибудь;
  • обилие смеха и шуток;
  • безудержное веселье и гиперсексуальность.

В таком состоянии люди обычно неспособны работать, учиться и поддерживать нормальные социальные связи.

Гипомания

Это примерно то же самое, но помягче. Люди могут работать, учиться и не слишком отличаются от окружающих.

Гипоманию тоже нужно лечить, потому что она быстро может перейти в манию или депрессию.

Депрессия

Это крайняя степень пониженного настроения. Люди лежат и ничего не могут делать.

  • снижение веса;
  • сонливость;
  • слабость и упадок сил;
  • чувство собственной бесполезности или чувство вины;
  • сложности с концентрацией и принятием решений;
  • желание навредить себе.

Тут вот что еще важно

Люди с разными вариантами депрессии склонны к тому, чтобы навредить себе. Депрессии бывают разные. Но депрессия при биполярном расстройстве хуже всех всех остальных депрессий. Это, наверное, связано с резким перепадом настроения от мании к депрессии.

Представьте, что вы спокойно спустились по лестнице с пятого этажа. Вы слегка устали, но это терпимо. А теперь представьте, что вас выкинули из окна пятого этажа. Эффект настолько резкий, что переживать вы будете намного сильнее.

Вот и с депрессией при биполярном расстройстве примерно так же. Мало того, что накатывает депрессия, так в нее человек погружается с высоты своей мании. Получается очень резкое падение. От этого люди могут внезапно начать вешаться. И тут мы подходим к той жуткой истории, которую опубликовал популярный ресурс.

Жуткие рекомендации

Дальше история про то, “что делать, если вы подозреваете у себя биполярное расстройство”. Автор статьи считает, что если вы заметили у себя суицидальные мысли, то для начала нужно идти к терапевту. Тот сделает анализы, исключит диабет, проблемы со щитовидной железой и прочее. Вот такая статья…

Как это бывает на самом деле я уже изложил выше. Теперь допустим (только допустим!), что такой бедолага с суицидальными мыслями решил пойти к терапевту. Чтобы не тратить время на поход к психиатру. Как это будет? Представили? Поликлиника, анализы, очередь на анализы, результаты анализов, терапевт, который решает, что нужно идти к эндокринологу и прочее. На это уходит время.

Почему автор решил, что больной с суицидальными мыслями может все это время терпеть и не попытается спрыгнуть с крыши?

И даже если у больного нашли проблемы с щитовидной железой, то ему эти проблемы месяца три исправлять будут. Его депрессия будет мирно ждать? Нет!

Надо сразу идти к психиатру. Не к психологу и не к психотерапевту. Нужно сразу идти к психиатру, который оценит вероятность суицида и при необходимости назначит лекарства.

Даже ту депрессию, которая вызвана щитовидной железой или диабетом, все равно лечит психиатр. Не надо бояться психиатра! Психиатры спасают людям жизнь.

Какой вывод? Автор статьи придумал свой алгоритм диагностики биполярного расстройства. Начитавшийся этого бреда больной человек может потерять время и удавится где-нибудь в ванной. Помножим серьезность ситуации на популярность ресурса, в котором такой бред публикуют, и… получаем рекордное по своему вредоносному потенциалу околомедицинское враньё. (

Эго-состояния при биполярном расстройстве

В последнее время я довольно регулярно работаю с пациентами, чьё состояние я склонен квалифицировать как биполярное аффективное расстройство (БАР) 2 типа (гипомании-депрессии) или как циклотимию (в случае более лёгкого течения). Обычно они обращаются за помощью в депрессивной фазе, страдая от недостатка сил, упаднического настроения, апатии, тревоги и необъяснимой грусти. За время работы с этими пациентами у меня начали вырисовываться некоторые закономерности. Анализируя их, я склоняюсь к тому, чтобы относить БАР к расстройствам личности. Здесь мой взгляд базируется прежде всего на личных наблюдениях и клиническом опыте.

Такие пациенты имеют определённые закономерности в том, как они росли и развивались в детстве. Растут они в целом в достаточно безопасной среде. Для их прошлого характерен паттерн отвергающей (dismissive) привязанности к родителям: отсутствие интереса к их чувствам и желаниям, отсутствие эмоционального контакта, пренебрежение и психологическая агрессия, порой с несправедливыми наказаниями за малейшие проступки. Родитель редко встаёт на сторону ребёнка в его конфликтах и проблемах. Нередко происходит замещение эмоциональной теплоты материальными благами и подарками. В воспоминаниях таких людей обычно удаётся найти повторяющиеся эпизоды, наполненные чувством стыда перед окружающими, ощущением собственной неполноценности и некомпетентности. Характерно то, что к подростковому возрасту такие пациенты начинают вырабатывать способы справиться с чувством стыда и некомпетентности. В терминах схема-терапии, они вырабатывают стиль копинга на основе гиперкомпенсации: они протестуют, ставят себе цели, ради достижения которых упорно учатся и работают, преодолевая свои страхи и неуверенность, заставляя себя добиваться результатов в надежде, что это поможет заслужить уважение в глазах близких и обрести чувство собственной эффективности и уверенности в себе.

В среднем к восемнадцати годам у них формируется (а часто бывает заметен и в более раннем возрасте) отчётливый паттерн колебаний настроения: фазы подъёма, активности и вдохновения сменяются у них периодами истощения, усталости, стремления укрыться и отдохнуть от деятельности и общения. Восстановив силы, они вновь переходят в состояние подъёма и в таких фазах бывают крайне продуктивны на работе, в учёбе и в отношениях. Далее в среднем тридцати годам они начинают быстрее истощаться, фазы подъёма становятся менее продолжительными, их начинает мучить чувство тревоги и стыда, когда они недостаточно продуктивны. Часто оно бывает связано с затруднениями, которые они испытывают во время депрессивных фаз.

На ранних этапах работы с такими пациентами я обычно начинаю трансовую работу, в которой с помощью гипноза стараюсь исследовать основные эго-состояния и их ресурсы. Здесь я буду использовать термин «эго-состояние» в контексте терапии эго-состояний Уоткинсов для обозначения совокупности субъективного опыта, сгруппированного вокруг привычных паттернов настроения и поведения. Можно проводить параллели с режимами схема-терапии и эго-состояниями транзактного анализа.

При исследовании основных эго-состояний обычно удаётся выявить следующие:

  1. Детское травмированное и покинутое эго-состояние, которое несёт в себе переживания тоски, стыда, обиды и страха. В его поведении присутствуют две фазы: фаза тоски и уединения и фаза гиперкомпенсации. Фаза тоски обычно соответствует депрессивной фазе и связана с тем, что ребёнок погружается в свои болезненные переживания одиночества и тоски. Фаза гиперкомпенсации обычно следует за тоской и связана с эмоциональным подъёмом (гипоманией), в это время ребёнок активен и увлечён делами, пытаясь преодолеть навязнные ему ограничения и заслужить признание родителя. В зависимости от степени диссоциации детских эго-состояний может быть несколько.
  2. «Родительское» критикующее и карающее эго-состояние, чьё внимание обычно направлено на ребёнка и может также проявляться в отношениях с другими людьми. Оно требовательно и взыскательно, не прощает оплошностей, скудно в эмоциональных проявлениях. Тем не менее, во время фаз подъёма родитель может выполнять мощную мотивирующую функцию, поощряя активность, творчество и деятельность, но при истощении ребёнка это обращается безжалостной критикой за слабость.
  3. Отстранённое взрослое состояние. Это состояние активно во время «взрослой жизни» – на работе, в личных отношениях и др. Оно часто достаточно развито для того, чтобы позволять пациенту занимать высокое социальное положение, владеть сложными навыками и талантами, способно к достаточно стабильным межличностным отношениям. Ввиду нехватки в раннем опыте примеров здоровой привязанности, заботы и любви, взрослое эго-состояние с непониманием относится к борьбе между родительским и детским состояниями, не умеет утешать и успокаивать ребёнка, не знает, как противостоять агрессии родителя, склонно наблюдать, не вмешиваясь. Часто у таких пациентов нет детей. От них можно слышать, что они настороженно настроены относительно перспективы завести семью и родить детей.
  4. В более сложных случаях вместо одного детского и одного взрослого имеются несколько эго-состояний разных возростов, занимающих промежуточное положение. Исполнительным управлением занимается обычно самое старшее взрослое состояние.

Важно помнить, что слово «родительское» в контексте беседы об эго-состояниях не должно вводить нас в заблуждение: оно отражает лишь источник научения для конкретного эго-состояния, но по своей структуре и логике все «родительские» эго-состояния являются на самом деле детскими. Они также подвержены чёрно-белой логике, эгоцентризму, им трудно даются сложные логические построения. Их логика примитивна и обычно грубо копирует логику и поведение кого-то из родителей или опекунов. Оно часто проявляется привычным образом как реакция на собственные детские реакции во время депрессивных фаз. Это проявляется в виде идей самоуничижения, самокритики, повышенной требовательности к себе, раздражительности, граничащей с жестокостью и безучастным цинизмом по отношению к себе.

Интересно, что обычно взрослое состояние имеет крайне скудный сознательный контакт с остальными состояниями. Детское эго-состояние значительно диссоциировано, «отключено» от потока сознания. Пациенты часто до начала терапии не могут вспомнить многих подробностей своего детства, их рассказ о раннем опыте поначалу отрывочен и эмоционально невыразителен. В ходе работы по мере развития личностной интеграции они начинают соприкасаться с переживаниями тоски, грусти, одиночества, обиды и страха, которые приходят из детского эго-состояния, вспоминают множество эпизодов из прошлого, которые связаны с этими переживаниями, порой даже изумляются и ужасаются тем событиям, участниками которых стали. Кроме того, они начинают замечать собственные завышенные требования к себе, которые поначалу могут ощущаться как эго-синтонные, но далее всё больше выглядят неадекватными и искуственными.

В запросе на терапию у таких пациентов обычно звучит обретение большей устойчивости или точки опоры в себе. Терапевтические задачи, как правило, включают в себя 1) укрепление и стабилизацию взрослого состояния, развитие его ресурсов, навыков осознанности и саморегуляции с использованием гипнотических и медитативных практик, 2) исследование и признание детского эго-состояния, 3) отреагирование и интеграцию раннего опыта из детского эго-состояния, 4) конфронтацию с родительским эго-состоянием и его переструктурирование, 5) развитие «доброго родителя», в котором активно участвует взрослое эго-состояние.

Источники:

http://lifehacker.ru/bipolyarnoe-rasstrojstvo/

http://www.pravmir.ru/my-ne-mozhem-nichego-v-sebe-kontrolirovat-kak-zhivut-lyudi-s-bipolyarnym-rasstrojstvom/

http://zen.yandex.ru/media/id/5ad190241aa80c39a7a6a66d/5de86fc1118d7ff7ff6c41bd

http://www.b17.ru/article/48700/

http://zdoru.ru/psihologiya/borba-s-depressiey-bez-antidepressantov

Ссылка на основную публикацию