Должен ли врач любить пациента? За и против

Должен ли врач любить пациента? За и против

Чего не хватает пациентам

В США недавно провели исследование, которое доказало: немало страданий пациентов связаны не с болезнями, а с отношением к ним медперсонала. И это в стране, где специалиста за повышение голоса или отсутствие «дежурной улыбки» ждет увольнение.

Некоторые пациенты, условно говоря, страдают от неразделенной любви к врачам («я к нему со всей душой, а он даже мои жалобы не дослушивает»). Другие — от взаимной нелюбви. Самые распространенные жалобы: неделикатное сообщение о диагнозе и прогнозах недуга, обсуждение состояния пациента с коллегами при нем, нарушение границ. В целом на нехватку человечности жалуется 48% тех, кто пребывает в стационарах. А вот среди бывших клиентов недовольных намного меньше. Исследователи объясняют это тем, что, выздоравливая, люди склонны забывать недостатки — из благодарности медикам или чтобы вычеркнуть негатив вместе с болезнью из памяти.

Мнение ЗА. Хирург Владимир Бакушин: «втюриться» в профессию — невозможно

Должен ли врач любить пациента? За и против. Источник: likar.info

Я не считаю, что «врачевание любовью» — это только красивые слова. Хотя я сам могу перечислить возражения тех медиков, кто в них не верит. Большой поток пациентов, мало времени на каждого (у терапевта может быть минимум — 6 мин).

Многие коллеги скажут, что любить — нереально. Максимум — профессию. Именно поэтому, мол, они выбрали быть врачом. Но я не понимаю, как это — «втюриться» в профессию. Хирургам нравится именно делать разрезы? Стоматологам — сверлить зубы? Любить выслушивать хрипы? И это я еще назвал не все врачебные специализации… Можно любить лечить, исцелять — но это уже возможно только по отношению к конкретному человеку. Если бормашинка тебе ближе, чем пациент, ты не врач, а оператор бормашинки. Не зря еще Парацельс говорил: «Важнейшая основа лекарства — любовь». Или Гиппократ, клятву которого мы приносим, также говорил: «Врач должен быть открытым для людей, так как суровость делает его недоступным для больных».

Потратив чувства на пациентов, специалист не оставит душевных ресурсов для близких людей, для семьи. Невозможно любить палки, даже к жене или мужу может не быть чувств, хотя «надо». Насильно мил не будешь, а пациенты с их часто не по делу жалобами, взвинченностью, скандалами, обрывками знаний из интернета — часто предстают для врача далеко не милой стороной. Невозможно отвечать всем требованиям, а чем больше идешь навстречу, тем больше садятся на шею. «ТЫЖВРАЧ» — когда медикам пытаются звонить по ночам, расспрашивают о своих диагнозах на отдыхе и всячески игнорируют тот факт, что врач — тоже человек, со своими потребностями.

И самое весомое: эмоции мешают беспристрастности, объективности. Кому, как ни хирургам знать, что жалости может дрогнуть рука, и вообще ампутация — это больно и ужасно, зато спасает человека от смерти. Как ни странно, со всем этим спорить не буду.

Но я утверждаю, что любовь — это не чувства, а выбор. Не слова, а действия. В таком смысле ее понимают в христианстве. «Любовь долготерапит, не помнит зла, не ищет своего».

Если ты надел белый халат, выбрал эту профессию, должен встать в позицию подчинения интересам пациента, научится принимать любого человека без раздражения, ставить себя на его место. Порой слово лечит лучше операций и медикаментов. Но такая любовь — это не лирика, а иногда жесткость. надо напугать последствиями, взбордить… Важно, чтобы врач это делал, оглядываясь не на свое настроение, тяжелую ночную смену, усталость, а на потребности пациента. Доктор должен поднимать силы в пациенте, создавать для него мотивацию на выздоровление. И вместе продвигаться к успеху в лечении.

К сожалению, в вузах врачей учат общаться с трупами, а не людьми. Психологию общения, конфликтологию не преподают. Сейчас во многих странах в клиниках вводят должность конфликтолога — но такая задача бы не стояла, если бы врачи деятельно любили пациентов. Конечно, для этого необходимо понимать, есть ли у человека призвание, сможет ли он быть гуманным. Такой отбор будет реальным тогда, когда будет спрос на профессию медика, когда врачи не будут получать копейки в государственных учреждениях. Тогда врач сможет видеть своих пациентов не просто глазами, а душой, и лечить не один орган — а организм, включающий тело и психику.

Мнение ПРОТИВ. Психотерапевт Клавдия Белоус: чувствительных врачей ждут болезни и «выгорание»

Должен ли врач любить пациента? За и против. Источник: likar.info

Это история жизни пожилой женщины — невропатолога. Немного рассеянная, громко кашляет, так как хронический бронхит (много курит), и в силу возраста плоховато слышит. Добрые глаза, морщинки от внешних уголков добрались почти до ушей, а губы поджаты до белизны в длинное тире, только уголки, намеком стремятся вниз. История начинается, как сказка…

одна девочка. Вся такая «оченьмолодец» — отзывчивая, чуткая и внимательная к окружающим. С детства знала, кем хочет быть — врачом, конечно, людям помогать. У девочки сестра была младшая. Пока девочка о профессии мечтала, все изобилие сострадания и заботы доставались сестре. Девочка выросла. С пятой попытки поступила в медицинский ВУЗ (потому что без связей!) и мечты сбылись — стала врачом. Причем прекрасным специалистом, из тех, что нарасхват. Стала причинять заботу на законных основаниях. И все бы хорошо… Да вот младшая сестра по сей день упрекает ее в бестактности и отстраненности от проблем родных и близких.

При упоминании о претензиях сестры, самого родного человека, лишь легкое недоумение еле уловимо проскальзывает в тоне невропатолога. А в остальном она уверенно кивает, рассуждая о необходимости врачей абстрагироваться от переживаний. Абсолютно спокойный, бесстрастный уверенный в себе профессионал.

Это — типичная грустная для врачей история. Регулярное целенаправленное игнорирование своих чувств, приводит к снижению способности их распознавать.

Врач, относящийся к пациентам, разделяющий их переживания и сострадающий — это миф. Если же он появляется во плоти, то существует в этой плоти недолго. А именно — быстро заболевает сам или соблазняется дорожками зависимостей.

К примеру, один мой знакомый хирург порой перед операцией так напивался, что при виде разреза его мутило. По статистике британских ученых — 7%! И это только те случаи, в которых алкоголизм официально признавали! Врачей, сохраняющих чувствительность в полном объеме, может ожидать скользкая дорожка разного рода зависимостей, психосоматических и других последствий.

В каком состоянии люди приходят к врачу? Тревога, боль, страх, раздражение. Иногда горе. Вся та непростая гамма чувств, которая «не-» по душе. И еще с надеждой. Ожиданием, что все наладится. Пытаясь целиком и полностью делегировать медперсоналу, и врачу (в первую очередь), ответственность за свое благополучие. Зачастую не только физическое, но и психоэмоциональное. И врач, если не расчитывать всерьез, что он всемогущий и двужильный, нагрузку получает не шуточную.

Находиться ежедневно рядом с человеком, пережившим утрату, мучительно. Зачастую сложнее, чем эту самую утрату пережить самому. Так и с больным, особенно тяжело больным. В качестве примера всплывают в памяти всяческие скверные старушки, из тех, что только жалуются и кряхтят. Тянут жилы. Не бодрая деятельная старость, но болезнь мнимая или явная. Больной человек уже вызывает раздражение, потому как нуждается в помощи. Тяжело больной вызывает чувства куда сложнее: бессилие помочь, глубокое сочувствие и душевную боль, ярость, сопровождающую несвоевременность или сами изменения. И в довесок к вышеупомянутому, так, как будто бы мало этого, стыд и вина. Стыд и вина за случайные срывы, за покрикивание на больного, за случаи, когда не хватило терпения дослушать рассказ, за то, что выбираешь себя, а не несчастного и страдающего близкого. Так вот. Для врача это работа.

И все эти переживания были бы ее частью, если бы врач не отстранялся. И это повальное эмоциональное анестезирование — здоровый способ приспособления, попытка наиболее гуманным способом уберечь себя и одновременно повысить уровень профессионализма.

Хотите читать всё самое интересное о красоте и здоровье, подпишитесь на рассылку!

Понравился материал? Будем благодарны за репосты

Должен ли врач любить пациента? За и против

Обязан ли врач определенным образом относится к пациентам? Любить, уважать, сострадать? Если да, как этого достичь? Если нет, как регулировать отношения врач-пациент? Об этом мы спросили хирурга Владимира Бакушина и психотерапевта Клавдию Белоус.

Чего не хватает пациентам
В США недавно провели исследование, которое доказало: немало страданий пациентов связаны не с болезнями, а с отношением к ним медперсонала. И это в стране, где специалиста за повышение голоса или отсутствие «дежурной улыбки» ждет увольнение.
Некоторые пациенты, условно говоря, страдают от неразделенной любви к врачам («я к нему со всей душой, а он даже мои жалобы не дослушивает»). Другие – от взаимной нелюбви. Самые распространенные жалобы: неделикатное сообщение о диагнозе и прогнозах недуга, обсуждение состояния пациента с коллегами при нем, нарушение границ. В целом на нехватку человечности жалуется 48% тех, кто пребывает в стационарах. А вот среди бывших клиентов недовольных намного меньше. Исследователи объясняют это тем, что, выздоравливая, люди склонны забывать недостатки — из благодарности медикам или чтобы вычеркнуть негатив вместе с болезнью из памяти.

Мнение ЗА. Хирург Владимир Бакушин: «втюриться» в профессию — невозможно
Многие коллеги скажут, что любить – нереально. Максимум – профессию. Именно поэтому, мол, они выбрали быть врачом. Но я не понимаю, как это – «втюриться» в профессию. Хирургам нравится именно делать разрезы? Стоматологам – сверлить зубы? Любить выслушивать хрипы? И это я еще назвал не все врачебные специализации… Можно любить лечить, исцелять – но это уже возможно только по отношению к конкретному человеку. Если бормашинка тебе ближе, чем пациент, ты не врач, а оператор бормашинки. Не зря еще Парацельс говорил: «Важнейшая основа лекарства — любовь». Или Гиппократ, клятву которого мы приносим, также говорил: «Врач должен быть открытым для людей, так как суровость делает его недоступным для больных».

Я не считаю, что «врачевание любовью» — это только красивые слова. Хотя я сам могу перечислить возражения тех медиков, кто в них не верит. Большой поток пациентов, мало времени на каждого (у терапевта может быть минимум — 6 мин). Потратив чувства на пациентов, специалист не оставит душевных ресурсов для близких людей, для семьи. Невозможно любить из-под палки, даже к жене или мужу может не быть чувств, хотя «надо». Насильно мил не будешь, а пациенты с их часто не по делу жалобами, взвинченностью, скандалами, обрывками знаний из интернета – часто предстают для врача далеко не милой стороной. Невозможно отвечать всем требованиям, а чем больше идешь навстречу, тем больше садятся на шею. «ТЫЖВРАЧ» — когда медикам пытаются звонить по ночам, расспрашивают о своих диагнозах на отдыхе и всячески игнорируют тот факт, что врач – тоже человек, со своими потребностями.
И самое весомое: эмоции мешают беспристрастности, объективности. Кому, как ни хирургам знать, что из-за жалости может дрогнуть рука, и вообще ампутация – это больно и ужасно, зато спасает человека от смерти. Как ни странно, со всем этим спорить не буду.

Вам будет интересно: Отношение врача к пациенту влияет на лечение
Но я утверждаю, что любовь – это не чувства, а рационально-волевой выбор. Не слова, а действия. В таком смысле ее понимают в христианстве. «Любовь долготерапит, не помнит зла, не ищет своего».
Если ты надел белый халат, выбрал эту профессию, должен встать в позицию подчинения интересам пациента, научится принимать любого человека без раздражения, ставить себя на его место. Порой слово лечит лучше операций и медикаментов. Но такая любовь – это не лирика, а иногда жесткость. Кого-то надо напугать последствиями, кого-то взбордить… Важно, чтобы врач это делал, оглядываясь не на свое настроение, тяжелую ночную смену, усталость, а на потребности пациента. Доктор должен поднимать силы в пациенте, создавать для него мотивацию на выздоровление. И вместе продвигаться к успеху в лечении.
К сожалению, в вузах врачей учат общаться с трупами, а не людьми. Психологию общения, конфликтологию не преподают. Сейчас во многих странах в клиниках вводят должность конфликтолога – но такая задача бы не стояла, если бы врачи деятельно любили пациентов. Конечно, для этого необходимо понимать, есть ли у человека призвание, сможет ли он быть по-настоящему гуманным. Такой отбор будет реальным тогда, когда будет спрос на профессию медика, когда врачи не будут получать копейки в государственных учреждениях. Тогда врач сможет видеть своих пациентов не просто глазами, а душой, и лечить не один орган – а организм, включающий тело и психику.

Мнение ПРОТИВ. Психотерапевт Клавдия Белоус: чувствительных врачей ждут болезни и «выгорание»
Это история жизни пожилой женщины – невропатолога. Немного рассеянная, громко кашляет, так как хронический бронхит (много курит), и в силу возраста плоховато слышит. Добрые глаза, морщинки от внешних уголков добрались почти до ушей, а губы поджаты до белизны в длинное тире, только уголки, намеком стремятся вниз. История начинается, как сказка…
Жила-была одна девочка. Вся такая «оченьмолодец» — отзывчивая, чуткая и внимательная к окружающим. С детства знала, кем хочет быть – врачом, конечно, людям помогать. У девочки сестра была младшая. Пока девочка о профессии мечтала, все изобилие сострадания и заботы доставались сестре. Девочка выросла. С пятой попытки поступила в медицинский ВУЗ (потому что без связей!) и мечты сбылись – стала врачом. Причем прекрасным специалистом, из тех, что нарасхват. Стала причинять заботу на законных основаниях. И все бы хорошо… Да вот младшая сестра по сей день упрекает ее в бестактности и отстраненности от проблем родных и близких.

При упоминании о претензиях сестры, самого родного человека, лишь легкое недоумение еле уловимо проскальзывает в тоне невропатолога. А в остальном она уверенно кивает, рассуждая о необходимости врачей абстрагироваться от переживаний. Абсолютно спокойный, бесстрастный уверенный в себе профессионал.
Это – типичная грустная для врачей история. Регулярное целенаправленное игнорирование своих чувств, приводит к снижению способности их распознавать.
Врач, «по-человечески» относящийся к пациентам, разделяющий их переживания и сострадающий – это миф. Если же он появляется во плоти, то существует в этой плоти недолго. А именно – быстро заболевает сам или соблазняется дорожками зависимостей.
К примеру, один мой знакомый хирург порой перед операцией так напивался, что при виде разреза его мутило. По статистике британских ученых врачей-алкоголиков — 7%! И это только те случаи, в которых алкоголизм официально признавали! Врачей, сохраняющих чувствительность в полном объеме, может ожидать скользкая дорожка разного рода зависимостей, психосоматических и других последствий.
В каком состоянии люди приходят к врачу? Тревога, боль, страх, раздражение. Иногда горе. Вся та непростая гамма чувств, которая «не-знаю-даже-кому» по душе. И еще с надеждой. Ожиданием, что все наладится. Пытаясь целиком и полностью делегировать медперсоналу, и врачу (в первую очередь), ответственность за свое благополучие. Зачастую не только физическое, но и психоэмоциональное. И врач, если не расчитывать всерьез, что он всемогущий и двужильный, нагрузку получает не шуточную.
Находиться ежедневно рядом с человеком, пережившим утрату, мучительно. Зачастую сложнее, чем эту самую утрату пережить самому. Так и с больным, особенно тяжело больным. В качестве примера всплывают в памяти всяческие скверные старушки, из тех, что только жалуются и кряхтят. Тянут жилы. Не бодрая деятельная старость, но болезнь мнимая или явная. Больной человек уже вызывает раздражение, потому как нуждается в помощи. Тяжело больной вызывает чувства куда сложнее: бессилие помочь, глубокое сочувствие и душевную боль, ярость, сопровождающую несвоевременность или сами изменения. И в довесок к вышеупомянутому, так, как будто бы мало этого, стыд и вина. Стыд и вина за случайные срывы, за покрикивание на больного, за все-все случаи, когда не хватило терпения дослушать рассказ, за то, что выбираешь себя, а не несчастного и страдающего близкого.
Так вот. Для врача это работа.
И все эти переживания были бы ее частью, если бы врач не отстранялся. И это повальное эмоциональное анестезирование — здоровый способ приспособления, попытка наиболее гуманным способом уберечь себя и одновременно повысить уровень профессионализма.

Любовь как лекарство, или нужно ли любить пациента?

Из книги Ирины Силуяновой «Антропология болезни», изданной Сретенским монастырем в 2007 г.

Уже двадцать веков моральные ценности любви и сострадания к больному человеку пользуются абсолютным признанием в европейской культуре и профессиональной врачебной этике. Даже создатель химической медицины и первой таблетки Парацельс учил: «Сила врача — в его сердце, работа его должна руководствоваться Богом и освещаться естественным светом и опытностью; важнейшая основа лекарства — любовь» [1] . В первой половине XX века, раскрывая особенности русской медицинской традиции, опытнейший врач утверждает лаконично: «Служение врача есть служение любви и сострадания… Мы должны любить наших пациентов» [2] .

Насколько незыблемы эти ценности? Этот вопрос возник у нас после того, как мы познакомились с комментариями молодых российских врачей к опубликованному И.А.Ильиным письму старого русского врача «О призвании врача». Вот некоторые примеры позиций современных молодых врачей.

• «На мой взгляд, “любить” пациентов невозможно и вряд ли стоит. Нужно профессионально подходить к проблеме, но любить… Наверное, это было возможно во времена, когда врач наблюдал несколько семей и становился для них “лучшим другом”, как пишет автор. И сами члены семьи воспринимались как родственники, уклад жизни которых, проблемы, особенности врач наблюдал на протяжении нескольких поколений. В современных же условиях, когда один доктор ведет разных пациентов, меняющихся еженедельно, “полюбить” их нет возможности, не тот темп и условия жизни. И потом, не лучше ли беспристрастное отношение доктора? И вообще, любовь — чувство, которое невозможно испытывать к каждому, которое нельзя заставить появиться только потому, что так надо. Разве такая “поголовная” любовь не обесценивает само понятие любви?»

• «Почему же, прочитав статью “О призвании врача”, в которой, казалось бы, всё столь правильно и прозрачно, из которой многое сопутствует моей собственной практике, из которой многому нас учили наши преподаватели, — почему же она оставила столь же негативное впечатление? Прочитав статью ещё раз, я поняла, в чем же было дело: вся статья пронизана одной основной идеей: больного надо ЛЮБИТЬ. Позволю себе с этим не согласиться. Да, надо быть психологом и дипломатом, надо с добротой относиться к больному, ведь он страдающий человек и он ждет твоей помощи; ПОМОЩИ, а не ЛЮБВИ. Любовь препятствует здравомыслию и принятию объективных решений, именно поэтому многие врачи предпочитают не лечить своих близких и родных людей. Любовь — это в том числе и жалость, а это враг каждого врача, ведь пилюли горьки, а процедуры болезненны. Не говоря уже о том, что невозможно пропускать через своё сердце каждого больного, это приведет к духовной и психологической гибели самого врача, который в итоге не сможет в должной степени помочь своим пациентам. Я думаю, что врач должен быть в первую очередь настоящим специалистом своего дела и дипломатом, должен уважать своих пациентов, а не любить их. Именно эта идея мне чужда».

• «Чем должен руководствоваться врач? Любовь — это очень серьезное чувство, которое можно испытывать только к близким людям. Любви к моральным уродам, кретинам, бомжам, людям, к себе наплевательски относящимся, быть не может, к таким людям можно испытывать максимум — жалость. Но и к порядочным людям испытываешь уважение, восхищение, но вряд ли любовь. Относиться к пациентам как к своим детям тоже нельзя. Это же не твои дети. Любить сразу много людей не может ни один человек. Если пациент противен и вызывает отвращение, то ему мы обязаны предоставить минимальный, жизненно необходимый уровень обслуживания. А далее им может заниматься другой врач, или пусть такой пациент меняет что-то в себе. Врач должен поднимать силы в пациенте, однако не обязательно любить пациента. Достаточно войти в его положение, понять его, создать для него мотивацию на выздоровление. И вместе продвигаться к успеху в лечении.

Конечно, врач должен относиться к пациентам с состраданием, жалостью, пониманием, вниманием, даже милосердием. Но! Врач — это не Бог.

Врач — это даже не священник. Врач никому ничего не должен. У него есть семья, дети, близкие, люди, о которых он заботится. И врач, как любой другой человек, пусть даже и хороший, не имеет права обделять близких людей любовью взамен сомнительной “любви” к многочисленным, зачастую непорядочным пациентам. Врач должен получать большие деньги за свою работу. Ведь здоровье — это самая главная ценность. Он должен получать так, насколько он хорошо работает. И решать это должны не только пациенты, ведь многие из них, ввиду самых разнообразных причин, не понимают всю серьезность своей ситуации. …Врач не обязан самоотверженно служить. Он не раб. Он такой же человек, как и все остальные, только наделенный особыми знаниями и умениями. Эти особенности выделяют его над другими людьми, но фактически точно так же, как, например, знания и умения пилота самолета везти пассажиров, заботясь об их безопасности. Пора привыкнуть к мысли, что медицина — это не божественная профессия. Это всего лишь особенная по своей уникальности услуга! Врач — это исполнитель услуги. Он должен хорошо лечить пациентов не из-за того, что он такой хороший, что его единственное счастье — это здоровье пациентов, а лишь потому, что он должен нормально относиться к своей работе, добросовестно и с ответственностью. Так же, как и инженер-атомщик, проектирующий какую-нибудь атомную электростанцию, или пилот пассажирского авиалайнера».

• «Соглашусь с тем, что пациенту нужно сочувствовать, понять его проблему, но не любить его как родного. Нужно уметь абстрагироваться от проблем пациента, сочувствовать, но в то же время закрываться от его боли, иначе можно сойти с ума и принести на себе своим родным и близким чужие проблемы. Надо, конечно, настроить больного на борьбу с болезнью, дать надежду на выздоровление и веру в себя. Для этого совершенно не обязательно его любить. Я согласен, что помимо “болячки” нужно лечить душу больного, для этого достаточно доверительных отношений и веры, причем не во врача, а в самого себя.

Нужно любить свою работу, специальность, выбранный путь, несмотря на трудности, оставаться человеком в любое время, получать удовлетворение от своего тяжелейшего труда, не роптать на бессонные ночи, проведенные за операционным столом или в приемном отделении. Но любить ВСЕХ? Любить пьяных бомжей, которые себя сами не любят (я считаю, что они и только они виноваты в том, что оказались в таком положении), любить перепившего, обмочившегося в штаны сопляка, который матерится так, что вянут уши, и лезет с тобой драться?»

• «Где работал этот доктор, который говорит о люб ви к пациентам, и в какое время?! Вы видели врачей обычной городской поликлиники? Отупевших, озлобленных, не желающих работать? Кто их довел до этого? Как они докатились до такого позора для врача? Не те ли ”милые” алкоголички, шизофренички, которых предлагается ЛЮБИТЬ и вчувствоваться в их проблемы? Да, есть ведомственные больницы, где пациенты все сплошь нормальные и адекватные люди. Работая там и принимая 3–4 пациента за ночь, остается время и силы любить всех, хотя это и не нужно, а работая в обычной городской скоропомощной больнице, уворачиваясь от кулаков пациентов, сдавая их в вытрезвитель, скручивая бьющихся в белой горячке запойных алкашей, чтобы они не выбросились из окна, невозможно любить всех».

• «Оборотная сторона современной медицины мегаполиса — это массовость во всех ее проявлениях. Если где-то катастрофа — больных будет не один человек. Встает резонный вопрос: как всех их любить?»

• «Очень трудно, иногда даже невозможно, оказать помощь больному, если не удается выстроить с ним или с его родными (особенно в педиатрии) отношений, основанных на доверии и взаимном уважении врача и пациента. Конечно, легче они даются тем, кто способен любить своих пациентов, однако едва ли это можно вменять в обязанность врачу, который всего лишь человек».

• «Аспект, на который я не могу не обратить внимания, — это призвание служить любви и состраданию, необходимость к призванию любовно обходиться с больными. В условиях глобального оглупления населения, и в первую очередь нашей страны, с моей точки зрения, заставить себя любить этих людей у меня нет ни времени, ни желания. В современных условиях нельзя тратить свое время и силы на воспитание какого-нибудь быдла, который порой даже не знает или не хочет знать имя хирурга, спасшего ему жизнь. Так что если пациент мне противен и вызывает во мне не сострадание, а отвращение, то необходимо поставить себя таким образом, чтобы он до корней волос прочувствовал, кто он такой на самом деле, и жестко поставить его на место».

• «В XX веке произошли большие перемены. Сегодня врач не столько человек, сострадающий больному, лечащий словом, сколько высококвалифицированный специалист, который ведет научные изыскания, постоянно пополняет свой багаж знаний новой информацией, в лечении опирается на технические средства. Что же касается ”врачевания любовью”, то, по-моему, это красивые слова и просто утопия… Любить своих больных, любить их той любовью, которой мы любим своих близких, невозможно, иначе врач будет страдать, терять с каждым больным частичку души, а смерть пациента будут для него настоящим горем, каждый раз из которого он будет все с большим трудом выкарабкиваться. Поэтому как раз хирурги не оперируют своих близких и любимых людей — тяжело ”резать” родную, любимую плоть. Поэтому врачи вообще не любят лечить своих — любовь мешает здравому рассудку, затуманивает взгляд, вызывает лишние эмоции, ненужные в ситуациях, когда надо принимать верные, рассудочные решения. Требование любви невыполнимо, особенно для врачей “скорой помощи”, хирургов, реаниматологов».

После знаком ст ва с такими позициями возникает вопрос: что формирует такие взгляды? С нашей точки зрения, по крайней мере три фактора являются здесь определяющими. Первый — превращение медицины в практически научно-техническое производ ст во, при котором главное — организационно справиться с потоком больных, прове ст и обследование с использованием новейших технических сред ст в, по ст авить диагноз и прове ст и лечение, опять же с помощью использования новейших техниче ск их сред ст в. Второй — характер медицин ск ого образования, который не включает освоения этиче ск ого знания в полной мере. Третий фактор — секуляризация культуры, связанная с сознательным и планомерным обесцениванием хри ст иан ск их ценно ст ей, среди которых, как изве ст но, главная и большая из них — любовь. Вера, надежда, любовь; но любовь из них больше (1 Кор 13, 13).

Характерно, что ни в одной из представленных критических позиций ни разу не было упомянуто то подлинное содержание понятия любви, которое определяет нормативно ст ь любви для профессиональной деятельности врача. В перечисленных выск азываниях любовь понимается то как формальная помощь, то как чув ст во, эмоция, то как симпатия, то е ст ь как угодно, но только не в ее подлинном смысле, который был выявлен и ра ск рыт в хри ст иан ст ве. Подобная путаница имеет объективные основания в многозначности термина «любовь». Известно, что в древнегреческом языке содержание понятия любви раскрывают четыре глагола [3] . Один из них соответствует русскому желать и обозначает чувственную любовь, физическое сожительство, страсть. Второй фиксирует родовые, родственные, социальные связи. Третий означает склонность к лицу, возникающую из внутренней общности, из личного общения. Четвертый близок к русскому ценить с доминантой рассудочной оценки и подразумевает любовь как «направление воли, определяемой рассудком» [4] . Этот глагол — «агапе» — наиболее рассудочно-моральный, он лишен значений «делать что-либо охотно», он в самой незначительной степени подразумевает «из сердца исходящее действие».

В Новом Завете именно этот глагол употребляется наибольшее число раз [5] . Тем не менее принципиальным является то, что в Новом Завете мера «сердечности» в содержании этого глагола меняется, к греческому рассудочному «агапе» прибавляется оттенок любви-жалости, любви сострадательной и даже жертвенной. Именно это значение глагола «любить», обозначающего «чувство, свободно избирающее себе объект направлением воли, чувство сознательное и нравственно оцениваемое», стало символизировать собственно христианское содержание «главной» ценности нового учения [6] . Любовь в христианстве — «равномерная, общеобязательная для христиан любовь ко всем и каждому в их единстве, к ближним и любящим так же, как к врагам и ненавидящим» [7] .

Содержание четырех древнегреческих глаголов входит в содержание понятия любви в русском языке.

Именно поэтому во всех позициях врачей, протестующих против ценности любви как регулятора отношений врача и пациента, понятие любви используется только в трех смыслах: как чувственное пристрастие, как родственная связь, как личная симпатия. О христианском смысле любви не говорит никто из протестующих против любви как нормы отношения врача к пациенту. Подлинный же смысл любви как нормы отношения врача к пациенту — христианский. Именно он означает любовь как направление воли, определяемой рассудком и состраданием, как сознательное служение ближнему, самоотдачу и признание необходимости подчинения себя интересам пациента.

Почему же именно этот смысл любви, избранный и созданный христианством, верный и истинный, а потому и следовать ему в практической врачебной деятельности необходимо? Ответ прост. Потому что такая любовь исцеляет. Почему же именно она обладает этим свойством? Потому что такая любовь подобна любви Бога к людям и страждущему человеку.

Бог, богатый милостью, по Своей великой любви, которою возлюбил нас… (Еф 2, 4). Величие этой любви в том, что так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную (Ин 3, 16). Бог есть любовь (1 Ин 4, 16).

Любовью устроен мир, в том числе и мир человеческих сердец, мир человеческих отношений. Болезни тела — это нарушение целостности функционирования организма, сбой в работе системы, разрыв в гармонично устроенном человеке. Среди этих сбоев и разрывов не последнее место занимает потеря гармонии отношений к себе самому, к людям. Как правило, это отравление души ядом зла, ненависти, гордости, равнодушия. Любовь, внимание, забота врача о пациенте — это лекарство, очищающее его душу от «гноения злобы». Это первый и важнейший шаг к восстановлению созданного Богом устроения человека, порядка, гармонии, мира душевного, находящегося в прямой связи с порядком и устроением телесным.

Возлюбленные! будем любить друг друга, потому что любовь от Бога (1 Ин 4, 7). Он прощает все беззакония твои; исцеляет все недуги твои; избавляет от могилы жизнь твою (Пс 102, 3, 4).

[1] Корженьянц Б. Парацельс // Мир огненный. 1994. № 5. С. 86–87.

[2] Саркисов Д.С., Пальцев М.А., Хитров Н.К. Общая патология человека. С. 3.

ya_regisha

О жизни вообще.

Должен ли врач любить людей?

Интересный спор возник , намедни, у меня с одной из моих френдес. Итогом спора стало заявление, что я (Региша) людей не люблю и поэтому врач я ни к черту не годный. Сей итог предоставил замечательную почву для размышлений на тему:

Должен ли врач любить людей вообще, и своих пациентов в частности?

Хотелось бы услышать ваше мнение на эту тему, особенно, что они подразумевается под понятием «любить людей»? Ведь непонимание, чаще всего, возникает из-за не согласования в определениях.

Надеюсь limeryk, не обиделась и пояснит свою позицию по этому вопросу.

Про себя скажу, что она права. Так как, я понимаю для себя любовь к людям ,… я как врач, однозначно людей не люблю. Не считаю для себя возможным. что ли.
Если вдруг с возрастом атрофические процессы в моем мозгу, удушат меня сентиментальностью, я уйду из профессии. Потому что, испытывая к пациенту или коллегам чувства и эмоции, любые, положительные отрицательные, работать становится абсолютно невозможно! Только начинаешь что-то чувствовать….результат лечения получается весьма плачевный.

Любовь многокомпанентна, любовь это нежность, любовь это жалость, вообще это очень много сильных эмоций. Испытывая все вышеперечисленное, в медицине хорошо делать свою работу не получится. Не сможешь ты, испытывая человеческие чувства, взять в руки нож и разрезать больному живот. Взять иглу и воткнуть ее в тело, причем обязательно глубоко( как учили). А как работать педиатрам? Им постоянно приходится давить в себе инстинкты (материнства, защиты потомства) и чувства, дабы суметь сделать необходимое.

Только позволишь себе немного размякнуть, по-сострадать, пожалеть…все, чувства и эмоции, как ядовитый дым начнут сочиться из всех щелей и отравлять тебе мозг. И ты ни черта не сможешь путного сделать! Кстати по этой причине основная масса докторов не лечит своих близких родственников. Когда оперировали моего сына, я не только мыться на операцию не пошла, я даже не подошла к операционной! Так и просидела, в ординаторской, протряслась, промучилась. Я чувствовала, как человек! И когда моя дочь гибла в реанимации, я не могла даже думать! Коллеги говорили мне: «включись, ты же врач, подумай!» Я возражала:«я не могу, думайте сами, я мать..»

Тоже самое и по отношению к коллегам, на работе нет чувств, ощущений и друзей. Есть команда единомышленников профессионалов, призванных выполнять задачу. И замете, высокоинтеллектуальную , сложнопрактическую и очень ответственную. Нравится тебе коллега не нравится, любишь ты эту медсестру не любишь, это не должно отражаться на результатах работы. Работаем и все. Выйдем, будем целоваться или бить морду :)) А работа, это работа, а не место для чувств и эмоций!

Так что, когда работаю, я отключаю чувства и включаю мозг, на все возможные его ресурсы. Я задействую его полностью, не отвлекаясь на ощущения, только дело, только работа, только информация и ее анализ, пациенту не нужны мои сопли и чувства, ему нужна помощь. И сейчас, по воле судьбы, уже много лет не работая хирургом, способ выполнения задачи остался прежний. Он чрезвычайно действенный, этот способ! Мы потом посмеемся или поплачем, поговорим о детях и о погоде, а сейчас просто, хорошо и качественно сделаем свою работу.

Выкса сегодня

Календарь

« Декабрь 2016 »

Пн

Вт

Ср

Чт

Пт

Сб

Вс

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

13

14

15

16

17

18

19

20

21

22

23

24

25

26

27

28

29

30

31

Должен ли врач любить пациента?

Как должен контактировать с людьми доктор, чем должен руководствоваться, что им должно двигать? Об искусстве взаимоотношений докторов и пациентов мы попросили рассказать психолога ЦРБ округа Выкса Наталью Сынкову.

Есть такое понятие как деонтология, что в переводе с греческого означает «учение о должном». Применительно к медицине под ней понимаются принципы поведения медицинского персонала, направленные на максимальное повышение полезности лечения и устранения вредных последствий неполноценной медицинской работы. При этом важное значение здесь придается созданию психологического климата в коллективе, отношению медицинского персонала к пациенту, отношения между членами коллектива независимо от их ранга. Если сказать проще, то медицинская деонтология — это учение о должном поведении медицинских работников, способствующем созданию наиболее благоприятной обстановки для выздоровления больного.

Основные принципы поведения в медицинской профессиональной деятельности сформулировал еще Гиппократ. Он утверждал, что тому, кто хочет посвятить себя медицине, необходимо «иметь природное расположение». Врач должен быть не только образован, но и духовно олицетворять свою профессию.

Надо сказать, выстраивание взаимоотношений между врачом и пациентом зависит от общей культуры как медработника, так и пациента. Однако для медработника имеются общие правила, которым необходимо следовать.

Так, одним из важных условий в установлении правильных взаимоотношений врача и пациента является поддержка. Врач должен стремиться быть полезным пациенту. Когда доктор проявляет понимание, пациент уверен, что его жалобы услышаны, зафиксированы в сознании врача, и тот их обдумывает. Но это вовсе не значит, что доктор должен взять на себя всю ответственность за состояние здоровья и настроение пациента, в котором как раз и скрыты главные ресурсы к выздоровлению.

Их использование станет возможным, если пациент осознает, что врач намерен помогать ему, а не заставлять. Таким образом, составная часть оказываемой врачом поддержки – это активизация роли пациента в лечебном процессе. Обязательно должна быть вовлеченность пациента в процесс оказания ему медицинской помощи, так называемое «терапевтическое сотрудничество», иначе все старания доктора будут тщетны.

Безусловно врач должен проявлять уважение к пациенту, то есть признавать ценности пациента как индивида и важности его забот. Здесь речь идет не только о согласии выслушать человека, а о необходимости признать значительность происходящих с ним событий. В идеале нужно ознакомиться с обстоятельствами жизни пациента настолько подробно, чтобы общаться с ним как с личностью, а не только как с носителем болезни. Важно оказать пациенту психологическую поддержку в затруднительных ситуациях.

Ключом к установлению сотрудничества между врачом и пациентом также является профессиональная эмпатия – постижение эмоционального состояния больного. Доктору нужно уметь поставить себя на место пациента, взглянуть на мир его глазами.

Необходимо быть внимательным ко всем пациентам, поскольку для любого из них его болезнь серьезна и тяжела. В разговоре следует избегать непонятных выражений, касающихся его случая, так как пациенты нередко начинают думать о тяжелых симптомах фактически отсутствующих болезней. Необходимая информация о состоянии здоровья и предлагаемых медицинских мерах должна предоставляться в доступной для пациента форме.

К сожалению, вследствие технического прогресса в медицине иногда утрачивается психологический контакт и разрушается непосредственная связь между врачом и пациентом. Когда доктор позволяет машине вклинится между собой и пациентом, он рискует лишиться своего мощного исцеляющего воздействия.

Также наиболее значимым аспектом этических отношений в современной медицине является конфиденциальность. В традиционном понимании под ней подразумевается неразглашение сведений о пациенте, сохранение тайны болезни практически во всех без исключения случаях. Нельзя забывать и о компетентности. В профессиональной деятельности врач должен постоянно совершенствовать свои знания и навыки.

В завершение хочется отметить, что общение пациента и врача требует от обеих сторон максимального такта. Их сотрудничество является необходимым условием успеха лечебных мероприятий. Налаженные взаимоотношения врача и пациента не только целительны сами по себе, они усиливают и облегчают воздействие других лечебных вмешательств.

Источники:

http://drevo-zhizni.com/novosti-mediciny/dolzhen-li-vrach-lyubit-pacienta-za-i-protiv

http://www2.pravoslavie.ru/3616.html

http://ya-regisha.livejournal.com/21640.html

http://wyksa.ru/2016/12/08/dolzhen-li-vrach-lyubit-pacienta.html

http://tonsillit.ru/otlichie-anginy-ot-faringita.html

Ссылка на основную публикацию