Как вирусы из озера победили супербактерии

Вторжение пожирателей тел: как бактерия‐«садист» истребляет любителей пляжного отдыха

Алексей Йесод

Яркое солнце, теплое море и белый песок — так выглядят знаменитые флоридские пляжи. Здесь отдыхают как американцы, так и приезжие со всего мира, среди которых немало русскоязычных. Поговаривают, что на местном пляже звезд отечественного шоу-бизнеса встретить проще, чем в Москве: здесь бывают Лера Кудрявцева, Филипп Киркоров, Леонид Агутин и десятки других селебрити. Кто бы мог подумать, что не просто серьезная, а по-настоящему кошмарная опасность может скрываться прямо у них под ногами.

В этом году во Флориде все чаще фиксируют заражение бактериальной инфекцией, известной как некротический фасциит: она стала причиной смерти по меньшей мере трех человек, еще нескольких удалось спасти. Симптомы напоминают фильм ужасов, а не реальную болезнь: боль, лихорадка и медленное разрушение зараженных участков тела.

Другими словами, инфекция буквально разлагает кожу и подкожный жир, вызывая гниение тканей организма и поражая мышцы и внутренние органы. Если не принять экстренных мер, человек покроется страшными ранами и распадается на куски — вот почему фасциит называют болезнью, пожирающей плоть.

Смерть в воде

«Это был лучший и худший отпуск в нашей жизни», — цитирует CNN Уэйда Флеминга, мать которого, Линн, стала одной из жертв плотоядных бактерий. Женщина всегда мечтала жить в солнечной Флориде и, уйдя на пенсию, перебралась поближе к морю, в теплых водах которого ее ждала смертельная ловушка.

В тот день 77-летняя пенсионерка была счастлива и полна жизни — к ней в гости приехали сын и его семья. Во время беззаботной прогулки по морской кромке бабушка упала и легко оцарапала ногу, но не придала этому значения. Однако небольшая ранка, в которую попала морская вода, весь день продолжала кровоточить и распухать.

Утром женщину пришлось доставить в больницу, где врачи объявили страшный диагноз: некротический фасциит. Две недели они боролись за жизнь пациентки и пытались спасти разъедаемую бактериями ногу, но заражение привело к двум инсультам и поражению внутренних органов — помочь Линн Флеминг не удалось.

Хотя атаки зловредных бактерий редко обсуждают на американских телеканалах и в крупных изданиях, в соцсетях и местной прессе можно найти немало примеров заражения. Флоридский серфер Тайлер Кинг даже не заходил в воду. Накануне он с друзьями делал селфи, прогуливаясь вдоль озера, а уже через несколько часов его левая рука покрылась красной сыпью и стала опухать.

«У меня не было открытых ран, в тот день я не купался и все равно был инфицирован — совершенно неизвестно, где и как я подхватил заразу», — рассказал шокированный Кинг в Facebook. Серфера спасла только быстрая реакция: обнаружив сыпь, он тут же обратился в больницу и получил необходимое лечение еще до того момента, как вирус начал «пожирать» его руку.

Его постом поделились уже почти десять тысяч человек. Немудрено, ведь официальных новостей немного, а слухи о том, что прибрежные воды заражены бактериями-убийцами, распространяются с головокружительной быстротой. У инфекции, естественно, нет даже зачатков интеллекта, но тем не менее она словно нарочно выбирает самых беззащитных — стариков и детей.

Невидимая угроза

Отдыхавшая во Флориде 12-летняя девочка из Индианы чуть не лишилась ноги. Она, видимо, намочила небольшую ранку, оставшуюся после падения со скейтборда. Этого оказалось достаточно, чтобы попасть в реанимацию c температурой 40 градусов. Врачам удалось сохранить ногу и жизнь девочки, сейчас она идет на поправку и учится заново ходить, сообщает портал People.

Похожий случай зафиксирован в Мэриленде, так же, как и Флорида, имеющим выход к Атлантическому океану. Здесь жертвой вибрионов стал мальчик. После семейного выезда на пляж у него на теле появились странные болячки, становившиеся все больше и неприятнее на вид. Врачам удалось сразу определить причину образования ран и спасти подростка от ампутации конечности.

В обоих случаях можно говорить о большом везении — в Америке до сих пор хорошо помнят жуткий случай с Эйми Коупленд. Несколько лет назад девушка поранила ногу, упав с канатной дороги в озеро. К сожалению, в его водах скрывалась колония плотоядных бактерий. Девушке не смогли сразу поставить верный диагноз.

Возможен ли мир без антибиотиков? Как вирусы научились побеждать лекарства

«Спустя несколько дней после травмы я поняла — что-то не так. Хотя я принимала антибиотики, мне не становилось лучше, а боль продолжала распространяться по всему телу. Однажды утром я проснулась и обнаружила, что вся моя нога выглядит гниющей. Я не могла говорить и чувствовала, что умираю. Не помню, что было дальше», — вспоминала жертва «пожирателей плоти» те страшные минуты.

Девушке пришлось пережить 11 операций, благодаря которым она выжила, но заплатила страшную цену: потеряла обе кисти рук, одну ногу целиком и еще одну по голень. Сейчас Эйми полностью оправилась, она пользуется бионическими протезами, активно ведет соцсети и с готовностью делится своим опытом в надежде, что он поможет спасти чью-то жизнь, или хотя бы предупредит людей о невидимой опасности, уже искалечившей немало жизней.

По мнению некоторых специалистов, вибрионы опасны не только из-за своих поистине садистских методов разрушения организма, но и из-за устойчивости к ряду антибиотиков, что относит их к особо опасному виду микробов, известному как супербактерии. В этом году Всемирная организация здравоохранения внесла эту заразу в список 10 главных угроз здоровью всего человечества.

Словно пожар

Вибрионы не такая уж редкость. Теплая солоноватая вода является идеальным местом для возникновения бактериальных колоний, а заражение может произойти даже из-за самого небольшого повреждения кожного покрова. Вот почему морские пляжи стали главным местом, где инфекция утоляет свой голод.

Бактерии могут долго жить на коже или даже внутри человека, не причиняя ему никакого вреда, но стоит появиться порезу, царапине или даже инъекционному уколу, как они попадают в кровь и буквально вгрызаются в тело жертвы.

Американец съел сырую устрицу и умер

Центр по контролю и профилактике заболеваний, главный оплот на пути защиты американцев от болезнетворных вирусов, фиксирует от 500 до 1500 случаев заражения в год. При быстром лечении или высоком иммунитете пациента проблем не возникнет. Но если допустить развитие некротического фасциита, тут статистика гораздо более печальная: до 25% жертв болезни умирают, многие вынуждены пережить ампутации либо страшные физические и психологические травмы, оставляющие следы на всю жизнь.

Несмотря на название бактерий, фасциит не пожирает плоть в прямом смысле этого слова. Вместо этого в человеческий организм вбрасывается лошадиная доза ферментов и токсинов, которые действуют на кожу и внутренние органы как сильная кислота. Кстати, свое название болезнь получила, потому что распространяется вдоль покрывающей сосуды, мышцы и органы человека оболочки — фасции.

Требуется всего несколько дней, чтобы этот яд нанес непоправимые повреждения, вот поэтому важно сразу заметить симптомы. Прежде всего, это сыпь, пятна или другие нетипичные реакции в районе поврежденного участка кожи, через некоторое время переходящие в волдыри с жидкостью. Обычно у больного сильно повышается температура, начинаются рвота, понос, сильная боль в зараженных местах.

И медицинские эксперты, и пережившие болезнь в один голос советуют крайне внимательно прислушиваться к собственным ощущениям и при первых симптомах обращаться за квалифицированной врачебной помощью.

«Представьте, что в сердце сухого леса начинается пожар и единственный способ его остановить — это контролируемый поджог. Для этого надо убрать все деревья, прежде чем они станут топливом для пожара. Теперь представьте, что лес — это ваша кожа, а пожар — некротический фасциит», — описывает свое состояние 44-летний учитель Крис Гордон, переживший «вторжение» плотоядных бактерий в свое тело. Из-за неправильного диагноза Крис провел в больнице 65 дней, из них две недели в реанимации, когда за его жизнь боролись десять докторов.

Всегда начеку

Летний сезон в самом разгаре, и пусть погода не везде идеальна, курорты по всему миру принимают огромное количество гостей. Кто-то собирает чемоданы для поездки в жаркие страны, но недавняя цепь загадочных смертей в Доминикане заставила многих туристов задуматься о поиске вариантов поближе к родным краям — кому хочется остаться наедине с неизвестной болезнью за тысячи километров от дома?

Опасность может подстерегать и совсем рядом. Порой вибрионы находят себе мишень прямо у границ России — в Эстонии. В 2015 году жертвой смертельно опасной болезни пал экс-мэр Таллина Эдгар Сависаар. Один из самых известных эстонских политиков, долгие годы возглавлявший Центристскую партию, заразился плотоядными бактериям из-за сантиметровой царапины на голени — это привело к ампутации правой ноги выше колена и нескольким тяжелым месяцам больничного лечения.

Все включено, даже смерть. В Доминикане умирают туристы, и никто не может понять почему

Как отмечает местное издание Postimees, фасциит хорошо знаком жителям острова Сааремаа, славящегося своими спа-курортами и пляжами. Ранее такой диагноз ставился примерно четырем островитянам ежегодно. Местные врачи связывают это с генетической предрасположенностью и плохим иммунитетом.

Впадать в ступор и бояться выходить из дома не стоит — хоть бактерии-«садисты» широко распространены, до фасциита и тяжелых последствий доходит лишь в малой доле случаев. Любителям морского и пляжного отдыха всего лишь надо соблюдать разумную осторожность.

«(Океанские) воды теплеют, а бактерия любит теплую воду, так что риск для всех нас растет. Не надо бояться океана, но стоит знать о его опасностях», — отмечает доктор Дэвид Эгус в разговоре с CBS. Он советует туристам тщательно проверять себя и своих детей на наличие любых порезов. В случае обнаружения они должны быть обработаны антисептиками и закрыты водонепроницаемыми повязками перед любым контактом с морской или океанской водой.

Другие эксперты добавляют к этим рекомендациям совет строго соблюдать правила гигиены. К примеру, обязательно мыть руки с мылом после купания даже в закрытом бассейне, всегда иметь с собой дезинфицирующие средства для обработки травм, а также быть готовым обратиться к врачу в случае появления пугающих симптомов.

Пожиратели бактерий: как вирусы помогают нам выжить

Ровно 38 лет назад Всемирная организация здравоохранения объявила, что вирус оспы, унесший в XX веке 500 миллионов человеческих жизней, уничтожен благодаря массовой вакцинации. В первую очередь слово «вирус» (от лат. «яд») мы ассоциируем со страшными смертоносными эпидемиями. Однако не все вирусы вредоносны: некоторые борются с опасными бактериями и помогают нашему организму функционировать.

Ученые затрудняются дать определение вирусам: одни считают, что это организмы, балансирующие на границе живого, другие уверены, что это комплексы органических молекул, которые взаимодействуют с живыми организмами. Так или иначе, вирусы могут проявить себя только в живой клетке.

У вирусов разные вкусовые предпочтения. Какие-то вирусы встраиваются в клетки нашего организма, разрушая их, а какие-то предпочитают поражать бактерии. Такие вирусы называют бактериофагами или просто фагами (от др.греч. «пожиратели»). Фаги, как и все вирусы — самые настоящие внутриклеточные паразиты.

Вирусы-антибиотики

Вирус-бактериофаг разрушает клетку

Строго говоря, бактериофаги это не вирусы, а вирионы . Они состоят из головки и хвоста. В головке содержится генетический материал — цепочки РНК или ДНК, которые содержат неактивный фермент. Они окружены белковой оболочкой — капсидом. Хвост — это белковая трубка, в которой генерируется энергия для передачи ДНК. С помощью этого хвоста фаг как бы делает укол бактерии, «впрыскивая» в нее собственный генетический материал.

Будет полезно:  Гаджеты для контроля здоровья

Хвост фага с помощью ферментов, находящихся на его конце, растворяет оболочку клетки, сокращается и содержащаяся в головке ДНК попадает в клетку. Чужеродные гены полностью перестраивают клеточные процессы: клетка перестает синтезировать собственные ДНК, РНК и белки. Зато активизируется вирусный фермент транскриптаза, который пребывал до попадания в клетку в пассивном состоянии. Он запускает синтез вирусных ДНК. В конце концов, созревают новые фаговые частицы, которые ищут, какой бы бактерией еще поживиться.

Таким образом вирусы могут поражать все виды бактерий — в том числе и вредоносных для человека. Одной из очевидных областей использования фагов является антибактериальная терапия, которая в некоторых случаях способна заменить приём антибиотиков. Основным плюсом бактериофагов является то, что они способны вторгнуться туда, где присутствуют биологические мембраны, покрытые полисахаридами — туда антибиотики обычно не проникают.

Фаги способны поразить такие болезнетворные бактерии, как стрептококк, стафилококк, клебсиелла, шигелла. Тем самым они избавляют нас от дизентерии, пневмонии, бронхита, скарлатины, рожистых воспалений, цистита, сепсиса, конъюнктивита и других малоприятных заболеваний. В 2012 году жители Крымска, пострадавшего от наводнения, были привиты от дизентерии и других заболеваний вакциной с бактериофагами.

Вирусы помогают переваривать пищу

Наше тело — это очень сложная и динамичная экосистема, в которой обитают триллионы микроорганизмов. Они синтезируют для нас незаменимые аминокислоты и витамины, помогают переваривать клетчатку и белки, и даже создают противовоспалительные соединения. Бок о бок с бактериями живут бактериофаги. Но эти «соседи», в отличие от других фагов, не поражают и не убивают клетки бактерий, а участвуют в переносе генов. Возможно, между ними даже существует симбиоз — отношения взаимовыгодного »сотрудничества».

В исследовании группы ученых под руководством Джеффри Гордона, выяснилось, что вирусы, обитающие в желудочно-кишечном тракте человека, ведут себя более мирно по отношению к местной микрофлоре, чем в природных условиях. Они стремятся не разрушить бактерии, а просто встроиться в их геном. Некоторые вирусные гены кодируют белки, которые участвуют в синтезе аминокислот и углеводном обмене. Благодаря этому бактерии способны выполнять множество полезных для человека функций.

Как вирусы из озера победили супербактерии

Али Ходадуст – офтальмолог из Коннектикута, занял почетное место в истории медицины после того, как согласился стать резервуаром для 100 миллионов вирусов. Доктор Ходадуст не только остался жив, но и выступил соавтром нового средства против бактерий, устойчивых к антибиотикам.

Слишком близко к смерти

На момент страшного происшествия Али Ходадуст, опытный врач и ученый, проработавший в Йельском университете, построивший офтальмологическую клинику в родном Ширазе, был вполне доволен своей практикой. Отдыхать же он любил на природе, у воды. Как оказалось позже, именно озерная вода и спасла ему жизнь.

Как-то выйдя на регулярную субботнюю прогулку, доктор почувствовал небольшую одышку. Такой симптом обеспокоил его. После обследования стало ясно, что Али необходимо аортокоронарное шунтирование. Операция прошла успешно, Ходадуст вернулся домой, но спустя 48 часов его снова доставили в больницу в жуткой лихорадке.

Аорта Ходадуста превратилась в зеленое пятно, покрытое мхом.

Хирурги обнаружили, что грудина пациента была заполнена кровью и гноем. Инфекция буквально поедала его изнутри. Как вспоминает доктор Дипак Нараян, аорта Ходадуста превратилась в зеленое пятно, покрытое мхом. Сомнений не было, инфекционное заболевание, вызванное синегнойной палочкой, убивало Али. Врачи немедленно провели операцию.

Это была не жизнь

Ходадуст пережил ее. Но стойкой оказалась и синегнойная палочка. Практически безвредная для здоровых людей, она представляет смертельную опасность для человека с ослабленной иммунной системой. Нужно отметить, что эта инфекция считается распространенной проблемой среди людей с кистозным фиброзом, после которого в большинстве случаев развивается тяжелая форма бактериальной пневмонии.

Врачи прописали курс мощных антибиотиков, но бактерии не реагировали ни на один препарат. Али угасал на глазах. В его груди образовался свищ – отверстие, через которое буквально сочился гной. Спустя три месяца интенсивной клинической терапии, Али выписали. Однако и дома антибактериальное лечение не прекращалось. Правда, и улучшения от него не наблюдалось. Инфекция оказалось суперстойкой. Начался сепсис. Али требовалось оперативное вмешательство, которое в этот раз он бы не перенес.

Когда к твоей груди присоединена трубка, через которую каждые 8 часов поступают антибиотики, это не жизнь.

Позже доктор Али признался, что не винил коллег, у них не было выбора, однако и существовать в таких условиях он не мог: «Когда к твоей груди присоединена трубка, через которую каждые 8 часов поступает 8 граммов антибиотиков, это не жизнь».

А потом, откуда ни возьмись, появился молодой ученый Бенджамин Чан. Оказалось, он работал всего в нескольких милях от больницы Ходадуста. Чан предложил иной подход в лечении Али. Возможно, бактерии, которые не реагируют на антибиотики, смогут уничтожать… вирусы.

Фаготерапия – мощное и рискованное оружие против бактерий

Бенджамин Чан не был первооткрывателем фаготерапии. Вирусы бактерий, известные как бактериофаги, открыли еще сто лет назад.

Одним из первых ученых, исследовавших их, был канадский доктор Д’Эрелль. Он сразу понял, что фаги могут лечить бактериальные инфекции, и назвал этот процесс фаготерапией. В 1920-м новый метод захватил Европу и Северную Америку. В Египте и Индии новое лекарство использовалось для борьбы с холерой.

Но открытие пенициллина и других антибиотиков практически искоренило фаготерапию. Врачи отдавали предпочтение простым химическим веществам в составе антибактериальных средств, которые легко поддавались тестированию. Бактериофаги, напротив, были странными квази-живыми существами. И, несмотря на очевидный успех фаготерапии, ее сторонники не смогли доказать миру эффективность и безопасность этого метода.

Лекарство от супербактерий есть повсюду. Фаги можно найти в воде, земле, в волосах и даже кале.

Вторую жизнь фаготерапия обрела в период Второй мировой войны: вирусами лечили советских солдат.

После неумеренного использования антибиотиков для лечения крупного рогатого скота стало очевидным, что эра антибиотиков не вечна. Проблема резистентности также подрывала авторитет.ную антибактериальную терапию Тогда на помощь животным приходили фаги.

К счастью, оставались ученые, которые вопреки страху продолжали изучение фагов. Одним из них оказался вирусолог из Йельского университета – доктор ПаульТюрнер. Это он в 2013 году нанял юного ученого Бенджамина Чана, который и начал настоящую охоту. Он собирал бактериофаги повсюду: в воде, земле, волосах, кале. Наука не терпит брезгливости.

И вот, полный уверенности Чан сидел перед отчаявшимися врачами Али Ходадуста, озвучивая свой дерзкий и обнадеживающий план.

Дерзкий план и новая надежда

По некоторым оценкам, на планете Земля существует 10 000 000 000 000 000 000 000 000 000 000 бактериофагов. Но Чана не интересовали все. Во-первых, нужны были только те фаги, которые убивают оппортунистические инфекции, например, вызванные синегнойной палочкой. А во-вторых, они должны работать вместе с антибиотиками, а не заменять их.

Логика ученого была проста. Синегнойная бактерия сопротивляется антибиотикам путем создания мощных «насосов», которые быстро вымывают лекарство, прежде чем оно начнет действовать. А вот если б нашелся такой фаг, который убил или хотя бы обезоружил бактерию. Поскольку вирус проникает в бактерию через тот самый «насос», единственный путь ее самозащиты – прекратить производить «насосы». Мутируя таким образом, оставшиеся бактерии больше не смогут сопротивляться антибиотикам.

Так, Чан начал поиски своего гипотетического вируса. Он искал образцы в почве, сточных водах и компосте. Но ни один вирус не устраивал его в полной мере. И в одну бессонную ночь, анализируя образец из озера Додж, Чан нашел нужный бактериофаг – вирус своей мечты – OMKO1.

Правда, он и не думал, что следующий шаг будет не менее сложным. Чашки Петри было не достаточно для изучения эффективности вируса, требовалось найти того, кто станет живым сосудом для него. И такой человек нашелся.

Операция за гранью реальности

Доктор Нараян разработал детальный план операции по заселению бактериофагов в грудь умирающего пациента, и добивался одобрения FDA. В то же время,Чан разводил OMKO1 и выбирал лучшие образцы, которые могли бы быстро размножаться внутри бактерий. Затем он подготовил партию очищенных вирусов, что уже проверили на наличие загрязнений в независимой лаборатории.

В январе 2016 года, Чан прибыл в Йельскую больницу в Нью-Хейвене. В руках у него было мощнейшее биологическое оружие – шприц со смесью вирусов OMKO1 и антибиотика цефтазидима.

Операция началась. Доктор Нараян хотел ввести содержимое шприца в грудную клетку Ходадуста, но неожиданно наткнулся на сопротивление. Когда игла достигла аорты, оказалось, что стенки сосудов покрыты толстыми рубцами из соединительной ткани. Часы зондирования не давали результатов, врачам пришлось перейти к плану Б. Хирурги ввели синегнойный бактериофаг с антибиотиком прямо в отверстие свища.

Бактериофаги синегнойные OMKO1 (красные), которые инфицируют и уничтожают синегнойную палочку

После процедуры Али Ходадуст смог вернуться домой и даже посетил родной город. Все это время он был полем боя для вирусов и бактерий. Через пять недель после фаговой терапии свищ начал кровоточить. Несмотря на риски, иранские врачи решились на операцию. Они вскрыли грудную клетку Ходадуста, чтобы подлечить повреждения и заменить старый трансплантат новым. Инфекции как не бывало!

Как и предполагалось, бактериофаги уничтожили все бактерии, а тех, которые пытались спастись путем мутации, добили антибиотики.

Вскоре Ходадуст снова перешагнул порог больницы в качестве врача, а не пациента. «Я не мог в это поверить, – сказал доктор Нараян, – он был похож на миллион долларов!»

Продолжение следует…

Осенью 2016 года Нараян и его коллеги представили историю Ходадуста на медицинской конференции. Публикации Бенджамина Чана и его наставника доктора Тюрнера получили практическое подтверждение.

Кстати, ученые остаются довольно скромными и продолжают твердить, что выздоровление Ходадуста еще не означает, что мир спасен от супербактерий. Но многие эксперты считают: есть все основания рассматривать фаготерапию как решение проблемы развития устойчивости к антибиотикам.

В 2016 году Национальный институт здоровья США объявил партию грантов на финансирование исследований по фаговой терапии. Сейчас исследователи NIH тестируют OMKO1 на грызунах, они уже планируют клинические испытания на людях с поздней стадией кистозного фиброза.

А счастливый доктор Али Ходадуст в каждом интервью продолжает повторять: «Я не жалею, что решился выжить».

Враг внутри нас: вирусы и бактерии, которые реально могут уничтожить человечество

Вирусы – микроскопические враги человечества, которые не раз стирали десятки и сотни миллионов жизней с лица Земли. Научные открытия и технический прогресс помогли людям победить чуму, оспу, тиф и холеру, но вирусы эволюционируют и мутируют. Появляются новые формы, которые способны обойти защитные барьеры человеческого организма и противостоять самым современным антибиотикам.

Расскажем, какие эпидемии грозят человечеству и есть ли способы от них спастись.

Вирус Зика: что это такое и чем он опасен

Этот вирус был обнаружен в 1947 году у обезьян в Уганде, а спустя пять лет были зафиксированы первые заражения им людей. На сегодняшний день случаи инфицирования зарегистрированы на территории 86 стран. Лекарства от этой болезни до сих пор нет.

Будет полезно:  Витамины и умственные нагрузки

Основные переносчики заразы – комары рода Aedes, обитающие в тропиках и субтропиках. После укуса насекомого у человека поднимается температура, появляется сыпь, боль в мышцах, суставах и головная боль. Инфекцией также можно заразиться половым путем, при переливании крови и пересадке органов. Недомогание проходит само собой через несколько дней, но вирус Зика может привести к серьезным осложнениям во время беременности. У зараженной матери может появиться на свет младенец с микроцефалией – недоразвитым черепом уменьшенного размера.

Одна из самых крупных вспышек вируса Зика произошла в Бразилии, где в сентябре 2015 года детский невропатолог Ванесса ван дер Линден зафиксировала рождение близнецов, у одного из которых была микроцефалия. Именно от стал «нулевым пациентом» эпидемии. В ноябре уже 140 младенцев в 44 штатах родились с уменьшенным черепом, после чего министерство здравоохранения Бразилии объявило в стране чрезвычайное положение. Глава департамента наблюдений инфекционных заболеваний Клаудио Майерович сообщил в официальном заявлении: «Отложите беременность. Это самый здравый совет, который я могу дать». 12 января 2016 года вирус оказался в США. Его обнаружили у пациента, который вернулся в родной Техас из путешествия по Южной Америке. В это же время вспышки заболевания были зафиксированы в Пуэрто-Рико и Колумбии.

28 января 2016 года Всемирная ассоциация здравоохранения выпустила предупреждение о широком распространении вируса Зика. 4 февраля в Испании заболевание было обнаружено у беременной женщины, которая недавно вернулась из Колумбии – так опасный вирус попал в Европу. 15 февраля симптомы лихорадки Зика были диагностированы у российской туристки после отдыха в Доминиканской Республике.

Выяснилось, что для взрослых людей вирус не так безвреден, как может показаться на первый взгляд. При осложнениях он способен вызвать развитие синдрома Гийена-Барре, который приводит к потере чувствительности в руках и ногах и к мышечной слабости.

Лекарство от Эболы

Свое название этот смертельный вирус получил благодаря одноименной реке в Конго, где в одном из прибрежных селений в 1976 году впервые была зафиксирована вспышка заболевания. Тогда от него погибло 300 человек. Естественными носителями вируса являются летучие мыши – крыланы, которых в Африке нередко употребляют в пищу. От человека к человеку Эбола может попасть и через жидкости. Распространению болезни также способствовали африканские обычаи, далекие от привычных норм гигиены. Например, в некоторых странах на похоронах принято опрыскивать всех присутствующих водой, которой омывали тело умершего, или целовать покойника. Так как Эбола попадает в организм через микротрещины в коже, слизистых оболочках и в органах дыхания, эпидемия быстро захватила Западную Африку.

К 2014 году на территории Конго, Сенегала, Нигерии, Сьерра-Леоне и еще нескольких африканских государств от болезни погибло около 12 000 человек. В США и Европе вирус был обнаружен у нескольких докторов, которые спасали людей на зараженном континенте. Им удалось выжить, благодаря лечению экспериментальными препаратами – до этого вакцины от Эболы просто не существовало.

В Национальном институте здравоохранения США удалось создать несколько прототипов вакцины против Эболы. Из-за опасений, что вирус может быть использован в качестве биологического оружия, исследования велись при поддержке при участии Министерства обороны. Но когда в 2012 году военные остановили финансирование, разработки прекратили.

В России клинические испытания вакцины против Эболы были закончены еще в 2002–2004 годах, но ее аттестацию отложили из-за низкого коммерческого потенциала. В том же 2004 году от вируса скончалась лаборантка отдела особо опасных вирусных инфекций ГНЦ «Вектор», которая случайно укололась зараженной иглой после инъекции подопытной морской свинке. Похожий случай случился в 1996 году: лаборантка вирусологического центра в Сергиевом Посаде уколола себе палец во время инъекции кролику. Это два известных в России случая гибели от африканской лихорадки. Только в этом году ученые из «Вектора» представили вакцину от Эболы, которая успешно прошла испытания и одобрена Минздравом РФ, но ее рыночные перспективы остаются под большим вопросом.

Несмотря на то, что коэффициент смертности от вируса может достигать 90 %, есть люди, способные выжить после заражения. Устойчивости к инфекции способствует мутация в человеческом гене NPC 1, однако в европейской популяции такую мутацию имеет 1 человек из 400. В некоторых регионах она встречается чаще: например, в канадской провинции Новая Шотландия она есть у 10–25 % жителей.

Супероружие против Супербактерий

Полирезистентные микроорганизмы – бактерии, перед которыми бессильны существующие антибиотики. Они появились из-за применения лекарств в тех случаях, когда без них можно было обойтись. Другими словами, чем чаще люди прибегают к помощи антибиотиков, тем ниже их эффективность.

В 2013 году правительство Великобритании заказало исследование, чтобы получить ответ на два стратегически важных вопроса: во сколько обойдется мировой экономике проблема устойчивости бактерий к антибиотикам и сколько людей от этого может погибнуть. Полученные данные, озвученные на Всемирном экономическом форуме в Давосе, выглядели устрашающе: финансовые потери к 2050 году могут составить 210 трлн долларов, а число погибших может достигнуть 300 млн.

Первой жертвой супербактерий стала 70-летняя американка, которая вернулась из путешествия по Индии в августе 2016 года. Во время отпуска женщина сломала ногу и попала на лечение в местную больницу, где ей стало только хуже – у нее началось сильное воспаление. В американской клинике врачи испробовали более 20 известных на тот момент видов антибиотиков, но это не помогло: пациентка умерла от септического шока. Проведенное исследование показало, что причиной гибели женщины стал штамм бактерии Клебсиеллы или палочки Фридлендера, до тех пор не известный ученым.

Каждая бактерия выпускает наружу вещество, которое могут почувствовать ее собратья. Если бактерий в определенном объеме становится слишком много, они прекращают размножаться. Антибиотики по сути являются аналогичным веществом. Появление супербактерий – типичное проявление дарвиновского естественного отбора: после введения в медицинскую практику пенициллина выжили только те микробы, которые были устойчивы к этому препарату. Проще говоря, бактерии не мстят людям, заражая их смертельными болезнями, а просто выживают.

Полирезистентные микроорганизмы стремительно распространяются по миру. В 2008 году врачей встревожило заражение людей в Индии и Пакистане бактериальной инфекцией, с которой не могли справиться никакие антибиотики. Через два года штаммы супербактерий были выявлены у пациентов в Бельгии, Швеции, Великобритании, США и Канаде. Эксперты сообщили, что многие больные перед заражением были в странах Юго-Восточной Азии: Вьетнаме, Таиланде, Индонезии и Филиппинах. Врачам удалось выяснить, что опасные микробы попали в организм туристов после посещения местных больниц. То есть, устойчивые к антибиотикам бактерии чаще всего встречаются в виде внутрибольничных инфекций.

Один из самых опасных резистентных организмов – синегнойная палочка. Она может вызвать серьезные инфекции дыхательных путей и кровеносной системы. Впервые ее обнаружили в 2002 году в Омске и Москве, а через восемь лет стало известно о случаях заражения в 33 городах России, Белоруссии и Казахстана. В октябре 2017 года премьер-министр Дмитрий Медведев утвердил стратегию предупреждения распространения антимикробной резистентности до 2030 года. В ее рамках планируется ужесточить контроль продажи антибиотиков в аптеках, упорядочить их назначение врачами и повысить осведомленность пациентов о вреде, связанным с их бесконтрольным приемом.

«Бактерии, устойчивые к антибиотикам, – наиболее реальная угроза для человечества. Самая перспективная альтернатива антибиотикамбактериофаги. Это вирусы, которые избирательно поражают бактериальные клетки, но пока это направление недостаточно развито. Новые лекарственные средства вывести на рынок не так просто – это продолжительный и затратный процесс. Но если антибиотики не будут действовать – их никто не будет покупать. Поэтому в будущем фармкомпании будут заинтересованы в разработке новых эффективных препаратов », – комментирует научный сотрудник лаборатории генной и вирусной терапии Новосибирского государственного университета Маргарита Романенко.

Грипп: старый враг побежден?

Осложнения заболевания-долгожителя и одного из самых опасных вирусов на планете каждый год уносят жизни 650 000 человек во всем мире. А из-за постоянных мутаций вируса гриппа появляются новые штаммы, которые легко поражают клетки человеческого организма.

Первая вспышка «птичьего» гриппа началась в 1997 году с гибели трехлетнего мальчика в Гонконге, у которого обнаружили до тех пор не известный подтип гриппа H5N1. Правительству Гонконга пришлось пойти на крайние меры и уничтожить всех кур в бывшей британской колонии, а это – более миллиона птиц. Случаи заражения прекратились, но последующие исследования показали, что вирус продолжил приспосабливаться к жизни среди людей и приобрел несколько новых мутаций.

Стандартный путь вирусов гриппа от домашней птицы к человеку всегда проходил через «фильтр» других домашних животных: свиней, лошадей, овец. Одни штаммы в них сразу погибали, другие изменялись и приводили к гибели животных. Именно эти выжившие вирусы передавались человеку. Они продолжают жить среди людей, но наш организм настолько хорошо адаптировался к ним, что мы уже не замечаем ничего, кроме легкого недомогания и насморка. Но несколько раз в столетие происходит особенно неудачная для человеческой популяции мутация, и на свет появляются разновидности гриппа с повышенной летальностью: печально знаменитая «испанка», тот самый «гонконгский» и «свиной» грипп.

Когда известно происхождение эпидемии, метод борьбы с ней вполне очевиден – вакцинация соответствующим штаммом вируса. В случае с «птичьим» гриппом главная опасность заключается в том, что человек напрямую заражается птичьей болезнью, которая не прошла через «фильтр» других домашних животных. В идеальном мире такого быть не должно, потому что птицы по своей физиологии и биохимии гораздо ближе к змеям, крокодилам и черепахам.

Сейчас не так много противовирусных препаратов которые действительно работают против гриппа. Вирус гораздо меньше бактерии, с которой можно справиться при помощи антибиотиков. Он состоит из белковой оболочки и нити ДНК или РНК, поэтому когда мы хотим уничтожить вирус, то эта же участь ждет всю клетку. В ближайшее время появление «волшебной таблетки» от всех видов гриппа маловероятно: стоит понять, как уничтожить один конкретный вирус, как его место занимает новый штамм, против которого нужна другая вакцина. Поэтому грипп по прежнему несет большую угрозу для человечества.

Маргарита Романенко: «Никто не может прогнозировать, как будет эволюционировать вирус гриппа. Новый вирус может состоять из частей, которые циркулировали в разных видах домашних животных – в тех же свиньях или птицах. Из этих сочетаний получаются новые штаммы и предугадать, чьи геномы объединятся, невозможно. Поэтому в качестве вакцинных штаммов берутся те, что циркулируют в данный момент. Грипп много изучают, чтобы отработать технологии создания быстрой вакцины. Как только ученые понимают, какой штамм нужно взять, на его основании оперативно создается вакцина. Чтобы человечество было в безопасности, медицинские сообщества разных стран должны как можно больше делиться друг с другом своим опытом борьбы с инфекциями».

Как может выглядеть наш мир в случае, если учёным и врачам не удастся справиться с новой вспышкой вируса, наглядно и очень реалистично изображено в новом сериале «Эпидемия». Первые симптомы показнного в нём страшного заболевания похожи на грипп: короткий инкубационный период начинается с обычного кашля, а через три-четыре дня наступает агония и человек погибает. Вакцины не существует. Эпидемия стремительно распространяется. Все выезды из Москвы перекрыты, деньги потеряли свою ценность. Те, кто ещё не заразился, в панике уничтожают всё и вся вокруг себя. Главное – выжить.

Будет полезно:  Гематометра

Небольшой группе людей, которые прежде даже не сели бы за один стол, удалось спастись от банд мародеров – и теперь они вынуждены все вместе отправиться в долгое опасное путешествие на Север, где они надеются найти убежище от эпидемии. Смотрите главную премьеру осени на видеоплатформе PREMIER 14 ноября.

Супербактерии наступают: ученые рассказали, как появляются микробы-убийцы, перед которыми бессильны антибиотики

Недавно американские исследователи из Университета Иллинойса (Чикаго) и Орегонского университета (Юджин) обнародовали пугающие данные: почти 80% антибиотиков, которые в США назначают пациентам врачи-стоматологи, на самом деле не требуются. Проще говоря, дантисты перестраховываются, в то время как реальных медпоказаний «жечь напалмом» сильных антибактериальных лекарств не существует. Последствие такой неоправданной терапии не только уничтожение микрофлоры у пациентов (она все-таки со временем восстанавливается), но, что куда опаснее — рост антибиотикорезистентности. То есть увеличение числа бактерий, перед которыми существующие антибиотики бессильны.

ПЕРВАЯ ЖЕРТВА МОНСТРА КЛЕБСИЕЛЛЫ

В августе 2016 года 70-летняя американка вернулась из путешествия по Индии . В поездке женщина сломала ногу, ее лечили в местном госпитале, но стало только хуже. Началось сильное воспаление. В американской больнице соотечественницу спасти уже не смогли. Врачи испробовали все 26 (!) известных на тот момент в США антибиотиков, но воспаление не прошло. Женщина умерла от септического шока. Исследование показало, что больная сгорела из-за нового штамма бактерии Klebsiella pneumoniae, или палочки Фридлендера. Перед этим штаммом, до сих пор не известным ученым, оказались бессильны больше двух десятков антибиотиков. Эксперты сообщили: это первая в истории человечества смерть от супербактерии-монстра клебсиеллы пневмонии, устойчивой к такому большому количеству самых сильных лекарств.

А чуть раньше, в 2013 году, правительство Великобритании поручило исследовать проблему антибиотикорезистентности известному английскому финансисту, бывшему управляющему активами инвестбанка « Голдман Сакс» лорду Джиму О’Нилу. Нужно было дать ответы на два стратегических вопроса: во сколько обходится проблема устойчивости к антибиотикам с финансовой точки зрения и сколько людей от этого погибает. Лорд О’Нил провел расчеты, и они поразили всех.

– Впервые эти данные были представлены на Всемирном экономическом форуме в Давосе, – рассказывает доктор медицинских наук, профессор, главный внештатный специалист Минздрава России по клинической микробиологии и антимикробной резистентности Роман Козлов. – Вот эти данные: если ничего не предпринимать, то к 2050 году потери всего мира из-за устойчивости к антибиотикам составят примерно 210 триллионов долларов. А в человеческих жизнях – более 300 миллионов погибших, что равно половине населения Евросоюза или двойному размеру населения России.

«В случае высокой распространенности полирезистентных микроорганизмов (то есть бактерий, устойчивых ко многим антибиотикам. – Ред.) шансы получить эффективную терапию при инфекционных болезнях у нас составляют менее 30%», – говорит профессор Козлов . То есть становится в 3 раза меньше шансов на скорое выздоровление и спасение жизни в случае тяжелых инфекций.

СЕКРЕТ АНТИБИОТИКОВ

Далеко не все знают, что антибиотики по своей природе являются веществами, которые выделяют микроорганизмы для общения друг с другом.

– Представьте себе: в определенном объеме есть некоторое количество бактерий. Каждая выпускает наружу некое вещество, присутствие которого она и ее собратья могут почувствовать, – пояснил в одном из интервью « КП » известный ученый-микробиолог, директор Центра наук о жизни Сколковского института науки и технологий, профессор Константин Северинов. – Если бактерий много, то концентрация этого вещества будет высокой и микробы «поймут», что здесь тесно, пищи на всех не хватит. И прекратят расти. Вот эти вещества, дающие сигнал, что расти дальше нельзя, и есть антибиотики.

50 – 60-е годы прошлого века были «золотым веком» антибактериальных препаратов, напоминает эксперт. Тогда ученые открыли большое количество таких лекарств. Хотя, конечно, на самом деле бактерии «создали» антибиотики и ввели их в практику намного раньше. В любом случае с тех пор новых препаратов появилось немного. А количество устойчивых бактерий увеличилось. «Мы, конечно, еще не дошли до состояния конца 19 – начала 20 века, когда люди умирали от чахотки, холеры и многих других бактериальных инфекций. Но количество и распространенность устойчивых бактерий растет, на это нельзя закрывать глаза», – говорит Северинов .

КСТАТИ

Бактерии подтверждают правоту Дарвина

Откуда же на Земле берутся супермикробы, перед которыми бессильны существующие антибиотики?

– Абсолютно новых микробов – возбудителей инфекций не возникает, – подчеркивает профессор Северинов. – Бактерии все те же. Это классический случай дарвиновского естественного отбора. Всякий, кто не верит в эволюцию, может посмотреть на историю возникновения и распространения лекарственной устойчивости бактерий. И убедиться, как прав был великий ученый. После введения антибиотиков в медицинскую практику у микробов произошел отбор по признаку устойчивости к этим препаратам. А вовсе не по признаку патогенности (то есть способности вызывать болезни. – Авт.), как думают многие.

То есть бактерии не становятся какими-то особенно злыми и агрессивными, не пытаются отомстить людям, заражая и убивая их, а всего лишь стремятся выжить в новых условиях. Те, которые не приобрели устойчивости к антибиотикам, просто не выживают. А те, что способны избежать воздействия антибиотиков благодаря спасительным мутациям, выживают и распространяются.

ЛИДЕРЫ ПО СКОРОСТИ И ЧИСЛУ МУТАЦИЙ

– Эволюция микроорганизмов происходит по тем же закономерностям, что и эволюция всех живых существ, – добавляет кандидат биологических наук, руководитель лабораторного подразделения НИИ антимикробной химиотерапии Михаил Эйдельштейн. – У бактерий возникают случайные изменения, то есть мутации в ДНК , как и у всех организмов. В то же время микробы более пластичны, гораздо быстрее делятся и размножаются. Поэтому у них происходит гораздо больше мутаций, чем у других существ. И даже в отсутствие антибиотика резистентность может существовать у отдельных микробных клеток с частотой десять в минус шестой – минус двадцатой степени. То есть на триллион бактериальных клеток может появиться одна, несущая случайную мутацию, благодаря которой она будет устойчива к антибиотикам.

– Что происходит, когда мы применяем антибиотик? Мы уничтожаем чувствительные к нему бактериальные клетки, – продолжает Эйдельштейн . – Но если при этом резистентная бактериальная клетка не погибла – например, наша иммунная система не справилась с ней, то на фоне применения антибиотика может начаться селективное (избирательное. – Авт.) размножение именно этих резистентных клеток. Так формируется новый устойчивый штамм бактерии.

К сожалению, сейчас мы наблюдаем движение от монорезистентности (устойчивости к отдельным антибиотикам) к накоплению устойчивости к разным классам антибиотиков, полирезистентности, говорят эксперты. А в некоторых случаях отмечается эволюция в сторону экстремальной резистентности или даже пан-резистентности. Речь идет о возникновении суперзащищенных бактерий, против которых бессильны вообще все существующие и разрабатываемые антибиотики.

В ТЕМУ

Как супербактерии захватывают мир

Распространение резистентности может быть очень быстрым, предупреждают микробиологи. В 2008 году в индопакистанском регионе начались заражения людей бактериальной инфекцией, которую не брали никакие антибиотики. Случаев было относительно немного, но сам факт полирезистентности микроба встревожил ученых. В 2009 году секрет непобедимости бактерий открыла группа ученых из Нью-Дели (Индия). Выяснилось, что микробы в ходе мутаций приобрели особый вариант гена, отвечающего за выработку фермента под названием металло-бета-лактамаза. Новый вид фермента способен расщеплять различные антибиотики и делать «неприступными» самые разные виды бактерий (поскольку микробы способны передавать «гены резистентности» не только собратьям своего видам, но и другим видам бактерий).

– Уже в 2010 году стало известно, что штаммы супербактерий глобально распространены по всему миру, – рассказывает Михаил Эйдельштейн. – В основном это связано с поездками людей в страны индопакистанского региона и перемещением в разные страны мира.

Случаи заражения были выявлены в Швеции , Бельгии , США, Канаде , Великобритании. Эксперты говорят, что у большинства больных супермикробы попали в организм во время пребывания в больницах Юго-Восточной Азии . То есть устойчивые к антибиотикам бактерии встречаются главным образом в виде внутрибольничных инфекций.

– Другой пример – опаснейшая бактерия синегнойная палочка, – говорит Эйдельштейн. – В 2002 году мы зарегистрировали первые случаи резистентных микробов в Москве и Омске , а к 2010 году они были уже в 33 городах трех соседних стран, России , Белоруссии и Казахстана . Общая доля таких штаммов среди возбудителей внутрибольничных инфекций – 29%.

КОНКРЕТНО

Двенадцать главных микробов-убийц

Этот список самых опасных устойчивых к антибиотикам бактерий составили эксперты Всемирной организации здравоохранения. Перечень предназначен в первую очередь для правительств государств, ученых и фармкомпаний, поясняют специалисты. Это ориентир: для каких инфекций в первую очередь нужно разрабатывать антибиотики нового поколения.

I. Первостепенная важность

1. Акинетобактерия Баумана.

Устойчивость: к антибиотикам класса «карбапенемы» (это единственная разновидность антибиотиков, способных справляться с такими инфекциями).

Угрозы: вызывает серьезные инфекции дыхательных путей, кровеносной системы. Самая распространенная форма инфекции — госпитальная пневмония.

2. Синегнойная палочка.

Устойчивость: к карбапенемам.

Угрозы: серьезные инфекции дыхательных путей, кровеносной системы. Это одна из ведущих и самых опасных внутрибольничных инфекций.

Устойчивость: к карбапенемам и штаммам, продуцирующим бета-лактамазы расширенного спектра действия.

Угрозы: серьезные инфекции дыхательных путей, мочевой и кровеносной систем.

II. Высокий приоритет важности

4. Энтерококки фэциум.

Устойчивость: к ванкомицину.

Угрозы: инфекции мочеполовой и кровеносной системы.

5. Золотистый стафилококк.

Устойчивость: к метициллину, ванкомицину.

Угрозы: инфекции дыхательных путей, кровеносной, мочеполовой системы, поражения кожи.

6. Хеликобактер пилори.

Устойчивость: к кларитромицину.

Угрозы: язва желудка.

Устойчивость: к фторхинолону.

Угрозы: острые диарейные заболевания, сопровождающиеся болями в животе, лихорадкой. Возможны кровотечения.

Устойчивость: к фторхинолону.

Угрозы: тяжелые диарейные заболевания.

Устойчивость: к фторхинолону, цефалоспорину

Угрозы: гонорея, может привести к бесплодию

III. Средний приоритет важности

Устойчивость: к пенициллину.

Угрозы: инфекции дыхательных путей, менингит, заражение крови.

11. Гемофильная палочка.

Устойчивость: к ампициллину.

Угрозы: инфекции дыхательных путей, уха, менингит, заражение крови, суставные, кожные инфекции.

Устойчивость: к фторхинолону.

Угрозы: тяжелые диарейные заболевания с риском развития почечной недостаточности.

ПРИМЕЧАНИЕ: ОСТОРОЖНО, НО БЕЗ ПАНИКИ

Этот список не означает, что, если человек, скажем, заболел сальмонеллезом или шигеллезом, то он окажется полностью беззащитным перед супермикробом и погибнет. Во-первых, некоторые инфекции может победить сам иммунитет больного, даже без антибактериальной поддержки.

Во-вторых, устойчивы к антибиотикам определенные штаммы (разновидности) упомянутых бактерий. То есть человеку должно «повезти» заразиться именно таким опасным штаммом. Наиболее часто эти монстры встречаются в составе внутрибольничных инфекций. В стационарах врачам приходится использовать большое количество антибиотиков, и из-за этого выше риск возникновения резистентных микроорганизмов. В том числе по этой причине сейчас во всем мире принимаются меры, чтобы пациенты проводили поменьше времени на больничных койках и могли долечиваться амбулаторно, поясняют эксперты.

Продолжение следует. В следующей части материала читайте о том, насколько распространены антибиотики в продуктах, почему они могут провоцировать ожирение у людей даже при нормальной калорийности и какие меры советуют принимать нам всем ученые и врачи, чтобы не допускать роста антибиотикорезистентности.

Источники:

http://futurist.ru/articles/534

http://www.likar.info/terapiya/article-78955-kak-virusy-iz-ozera-pobedili-superbakterii/

http://zen.yandex.ru/media/id/5d70c2364e057700ad6de3d3/5dbc4fefbc251400ae341969

http://www.kp.ru/daily/26986.4/4049233/

http://www.likar.info/vitaminy/article-59566-kak-vitamin-e-vliyaet-na-zdorove/

Ссылка на основную публикацию