Вирусы бактерий вместо антибиотиков

Бактериофаги вместо антибиотиков

Снайперы для патогенов
Сергей Авилов, Телеграф «Вокруг Света»

Стандартная терапия практически при любой бактериальной инфекции – антибиотики, то есть химические яды для бактерий. Всем известно, что антибиотики имеют серьёзные недостатки: вместе с патогенными микроорганизмами они убивают полезную микрофлору и оказывают побочные эффекты на самые разные органы. Дополнительное неудобство заключается в необходимости строго следовать схеме приёма. Если принимать лекарство нерегулярно или прекратить приём слишком рано, то можно невольно выработать у «своего» микроба устойчивость к антибиотику. Идеальное антибактериальное средство должно действовать только на определенный патогенный организм (тот, который вызывает болезнь), не иметь побочных эффектов и не требовать строго соблюдения схемы приёма. Самое удивительное, что такие средства давно известны учёным. Это бактериофаги – вирусы, которые поражают бактерии.

Целебные воды реки Ганг

Ещё в 1896 году британский бактериолог Эрнест Ханкин (Ernest Hanbury Hankin, 1865–1939) сообщил, что воды рек Ганг и Джамна в Индии обладают значительной антибактериальной активностью, которая сохраняется после прохождения через фарфоровые фильтры с порами очень малого размера, но устраняется при кипячении. Ханкин предположил, что некая субстанция в этой воде ответственна за предупреждение распространения эпидемий холеры, которые могут быть вызваны употреблением воды из этих рек.

В 1915 году британский бактериолог Фредерик Творт (Frederick William Twort, 1877–1950) обнаружил вирусы, которые уничтожали бактерий. А в сентябре 1917 года учёный из Института Пастера (Institut Pasteur) Феликс Д’Эрель (Felix Hubert d’Herelle, 1873–1949) представил Французской академии наук (Academie des Sciences) доклад, в котором сообщил о том, что обнаружил «невидимого микроба», поражающего дизентерийную палочку. Учёный назвал своё детище «бактериофагом», то есть «поедателем бактерий». Вскоре после этого Д’Эрель описал случай успешного лечения дизентерии с помощью своего «поедателя». Микробиология тогда была в моде и переживала свой «золотой век», идея терапевтического применения бактериофагов была очевидна.

Изучением бактериофагов одновременно с исследователями из Института Пастера занимался и грузинский микробиолог Георгий Элиава. В 1920-е годы в Тбилиси он открыл институт, который занялся исследованиями фагов с целью их терапевтического применения и стал мировым лидером в этой области. В 1940-е годы фармацевтическая компания Eli Lilly занималась коммерциализацией фаговой терапии в США, однако бизнесмены и врачи потеряли к ней интерес после распространения антибиотиков.

Оружие немассового поражения

Представьте себе, что для уничтожения группы террористов выжигают целое селение вместе с мирными жителями. Примерно так же действуют и антибиотики. Их можно сравнить с оружием массового поражения – без разбора уничтожают всё: чужих, своих, культурные ценности, зверюшек в лесу… Антибиотики убивают патогенные бактерии, а заодно полезную микрофлору кишечника и слизистых оболочек, обеспечивая тем самым выгодные условия существования для новых патогенных микроорганизмов. Большинство антибиотиков имеет побочные эффекты: от их применения страдают почки, печень, внутреннее ухо и другие органы. Кроме того, глобализация и широкое применение антибиотиков привели к тому, что распространились штаммы бактерий, устойчивые к антибиотикам. Умные террористы научились скрываться от антитеррористических операций, пока выжигают селение с «мирными» жителями.

Бактериофаги, выгодно отличающиеся от антибиотиков, можно сравнить с группой снайперов, которые знают каждого террориста в лицо и прицельно «отстреливают» только их. Бактериофаги узко специфичны: каждый штамм поражает только несколько штаммов бактерий. Для всех остальных бактерий и для многоклеточных организмов бактериофаги безвредны. Они размножаются в клетках «жертвы», поэтому достаточно ввести фага в организм один раз вместо регулярного приёма по схеме, как с антибиотиками. Когда все бактерии данного патогенного штамма будут уничтожены, бактериофагам будет негде размножаться, и они «вымрут». Прямо Терминатор: всех, кого надо, убил, а потом на всякий случай самоликвидировался – как бы чего не вышло.

Хорошо изученный бактериофаг Т4 паразитирует на кишечной палочке – бактерии Escherichia coli. Вирус Т4 состоит из икосаэдральной головки, содержащей вирусную ДНК, ствола, основания ствола и стволовых отростков, шести длинных и шести коротких. Длинные отростки находят бактерию E.coli, а короткие прочно прикрепляются к клетке. Основание при этом передаёт импульс в ствол, который сокращается, как мускул, выдавливая из себя вирусную ДНК. Бактериофаг прокалывает клеточную мембрану бактерии специальным «стержнем», который выдвигается по мере того, как основание изменяет свою форму, и через отверстие нанометровых размеров вирусная ДНК поступает в бактерию. Знание механизма работы иньектора бактериофага поможет в будущих методах доставки лекарств. Иллюстрация: Purdue University and Seyet LLC

Очевидные достоинства фагов с точки зрения фармацевтического бизнеса и клинической практики оказались недостатками. Узкая специфичность бактериофагов требует, чтобы возбудитель болезни был точно известен: только тогда можно выбрать «эффективного» фага. Значит, до начала терапии необходимо идентифицировать патогенный микроб: потратить время, лабораторные материалы, человеко-часы микробиолога. Получается слишком много мороки для участкового терапевта, к которому пришёл пациент с обыкновенной ангиной. Антибиотики гораздо удобнее: скорее всего выписанный наугад антибиотик убьёт возбудителя болезни. Если вдруг не убьёт, можно выписать второй, третий.

Кроме того, высокая специфичность подразумевает наличие огромного «арсенала» фагов – примерно такого же разнообразного, как «зоопарк» патогенных микробов. На практике применяют «коктейли», содержащие разных бактериофагов. А для антибиотикотерапии почти любой бактериальной инфекции может подойти не один, так другой антибиотик из сельской аптеки. Бактериофаги – почти живые организмы, их нельзя «синтезировать» тоннами в химическом реакторе, можно только «разводить» в лаборатории. Кроме того, бактериофаги относятся к вирусам: само это слово часто пугает пациента. Для фармацевтических компаний в работе с бактериофагами есть свои сложности: вирусы – объекты на границе живого и неживого, нет чёткой законодательной базы для их патентования и регистрации в качестве лекарств.

Поэтому бактериофаги были интересны ученым на Западе, которые ориентируются на потенциальное применение своих результатов, лишь до тех пор, пока не открыли антибиотики. Широкое распространение химических антибиотиков отвлекло внимание от лучшего, но менее «удобного» класса средств. До сих пор ни в одной стране Запада не разрешено применение фагов в качестве лекарства. При этом учёные продолжали активно изучать бактериофагов и использовать как удобную модель для фундаментальных исследований в молекулярной генетике.

В СССР науку финансировали без оглядки на немедленную прибыль, поэтому здесь фаговой терапии повезло больше: исследования в Институте бактериофагии, микробиологии и вирусологии им. Элиавы АН Грузии и в других центрах продолжались, а в 1940-е годы фаговая терапия широко применялась, в частности, в Красной Армии. Публикации об успехах фаговой терапии выходили на русском и грузинском языках и были недоступны для научного мира за «железным занавесом». Если что-то и становилось доступно, то оставалось без внимания, так как репутация советской биологии была сильно подмочена во времена официального непризнания генетики и клеточной теории – фундаментальных общебиологических учений. Однако и в СССР антибиотики вытесняли фагов. Сейчас фаговую терапию предлагает Центр фаговой терапии на базе Института им. Элавы.

Будет полезно:  Гайморит. Победа без потерь!

Второе пришествие бактериофагов

В последние годы ситуация в мире стала меняться. Всё больше данных о вреде антибиотиков; всё больше штаммов, которые устойчивы ко многим антибиотикам; всё более «привередливы» и состоятельны пациенты: не хотят дешевой и доступной терапии и отдают предпочтение безвредной и эффективной. В наши дни слово «химиотерапия» пугает общественность уже больше, чем слово «вирус».

С другой стороны, прогресс в молекулярной биологии и биотехнологии упростил манипуляции с фагами и их «разведение», а конец холодной войны сделал достижения советских учёных (особенно грузинских) доступными для западных коллег. При обычных случаях инфекций нет смысла «возиться» с бактериофаговой терапией – работает и стандартная терапия антибиотиками. Однако всё чаще встречаются инфекции, вызванные штаммами, которые устойчивы к антибиотикам. В таких случаях фаги оказываются единственным эффективным средством.

В 2006 году Управление по контролю за продуктами и лекарствами США (FDA) признало бактериофагов безопасными в качестве добавки, которая предотвращает размножение нежелательных бактерий на сырах, а в 2007 году их признали и для других продуктов, так что сейчас фаги служат безвредным консервантом.

В ближайшее время ожидаются и более серьёзные применения фагов: итальянские учёные Розанна Каппарелли (Rosanna Capparelli), Марианна Парлато (Marianna Parlato), Джорджа Боррьелло (Giorgia Borriello) и их коллеги из Неаполитанского университета им. Федерико II (Universit? degli Studi di Napoli Federico II) открыли бактериофаг, названный ими MSa, который уничтожает штаммы стафилококка, устойчивые к антибиотику метициллину – главному оружию в борьбе со стафилококковой инфекцией. Стафилококк золотистый поражает многие органы и системы и может приводить к смерти при отсутствии эффективного лечения. В настоящее время от 40% до 60% случаев инфекций вызваны штаммами, которые устойчивы к метициллину. Именно в таких случаях фаговая терапия может быть незаменимой. Пока получены обнадеживающие результаты на лабораторных мышах: MSa предотвращает смерть и полностью уничтожает бактерию золотистого стафилококка в организме.

Сиднейская компания Special Phage Holdings разработала методику лечения с помощью бактериофагов инфекций, вызванных бактериями, устойчивыми ко многим антибиотикам (так называемые multidrug resistant), которые являются главной проблемой в современной терапии инфекционных болезней. Методика успешно проходит клинические испытания. И компания рассчитывает первой захватить новый сектор фармацевтического рынка в Австралии.

Кроме применения фагов просто в качестве «убийц» бактерий, рассматриваются и другие варианты. Так, недавно было предложено использовать бактериофаги в роли троянского коня. Учёным давно известно, что фаги (как и все вирусы) имеют специальные молекулярные механизмы для введения в клетку-жертву своей генетической информации (носитель – цепочка ДНК или РНК). Теперь учёные додумались использовать этот механизм для введения в бактериальные клетки традиционного антибиотика. Такие «наноинъекции» обеспечивают эффективную доставку антибиотика именно внутрь бактерии-возбудителя болезни, а не по всему организму, как это происходит при обыкновенном введении.

Чтобы оценить преимущества и возможности терапии с помощью бактериофагов, несправедливо отвергнутой большинством учёных, потребовалось немало времени. Но сегодня забытый метод переживает второе рождение и имеет все шансы стать весьма эффективным оружием в борьбе человека с враждебным микромиром.

Как фаги могут помочь в борьбе с суперинфекциями

Решение острейшей проблемы современной медицины — резистентных ко всем антибиотикам бактерий — возможно, содержится в генетически измененных вирусах.

В сентябре 2017 года, спустя две недели после того, как 15-летняя пациентка с муковисцидозом по имени Изабель Карнелл перенесла двойную пересадку легкого, послеоперационный шов стал ярко-красным. Половину своей не слишком веселой жизни Изабель боролась с лекарственно-устойчивой инфекцией Mycobacterium abscessus, но теперь бактерии быстро распространялись по ее хрупкому телу: появились мокнущие язвы. «Сердце замирает, когда я вижу, что у пациента [после трансплантации легкого] возникает такая инфекция, потому что я знаю, как дальше пойдет дело,— говорит Хелен Спенсер, педиатр и специалистка по респираторным инфекциям, лечащий врач Изабель в больнице Грейт-Ормонд-стрит в Лондоне.— Это мучительная дорога к смерти для таких детей».

Когда стало ясно, что стандартное лечение не помогает, мать Изабель спросила Спенсер, есть ли альтернатива, и рассказала, что читала об использовании вирусов против бактерий. И Спенсер решила рискнуть: действительно, существуют фаги, вирусы—убийцы бактерий; и ведь фаги уже использовались в медицине.

Хелен связалась с ведущими исследователями фагов, и на свет появился коктейль из генно-инженерных фагов: впервые подобные «существа» использовались в лечении больных, впервые фаги имели своей целью микобактерию — род, в который входит один из главных убийц человечества — палочка Коха, бактерия, вызывающая туберкулез.

Сегодня уже можно сказать, что эксперимент Хелен Спенсер удался: еженедельные вливания препарата из генно-инженерных фагов сдержали инфекцию, мокнущие язвы пропали, послеоперационный шов зажил, и состояние Изабель Карнелл наладилось. Не было и серьезных побочных эффектов.

Победа? В данном конкретном случае да, но вряд ли стоит говорить, что найден универсальный способ борьбы с суперинфекциями, считает инфекционист Эрик Рубин из Гарвардского университета: «Необходима тщательная проверка в реальных клинических условиях».

Фаговая терапия имеет столетнюю историю, но до недавнего времени в большинстве стран фаги не использовались в медицине: антибиотики гораздо удобнее, у них широкий спектр действия. Каждый же фаг смертелен только для одной бактерии или даже одного штамма, то есть лечение, которое спасительно для одного человека, может не сработать у другого человека, инфицированного вариантом той же самой бактерии.

Кроме того, фаги могут быть токсичными.

Однако появление суперинфекций, устойчивых ко всем известным антибиотикам, вернуло интерес медицинского сообщества к фагам, и в крупных университетах США открылись центры исследований фагов. Особенно важным выглядит возможность бороться с помощью фагов с мультирезистентными палочками Коха.

Муковисцидоз, генетическая болезнь, с которой живет Изабель Карнелл, выражается, в частности, в том, что в легких и бронхах больных накапливается чрезвычайно густая слизь; она становится прекрасным субстратом для развития разнообразных бактериальных инфекций. Больные муковисцидозом очень часто получают антибиотики, и их бактериальная флора со временем становится невосприимчивой к ним. Пересадка легких — один из типичных методов лечения больных муковисцидозом, прогноз после пересадки благоприятный. Тем страшнее была инфекция, возникшая у Изабель после операции: больным после трансплантации полагается подавлять иммунитет!

Чтобы помочь Изабель, команда Хелен Спенсер связалась с исследователем фагов Грэмом Хэтфуллом из Университета Питсбурга в Пенсильвании. Хэтфулл и его команда собрали коллекцию из более чем 15 тыс. фагов — это одно из крупнейших в мире собраний. Многие фаги в ней найдены студентами из более чем 150 вузов — в их образовательную программу входит поиск новых фагов. Хэтфулл и его команда получили от Спенсер посев Mycobacterium abscessus из бронхов Изабель и потратили три месяца на поиски фагов, которые могли справиться с этой бактерией.

Нашлись три вида фагов.

Группа Хэтфулла хотела объединить все эти фаги в коктейль, чтобы уменьшить вероятность развития устойчивости Mycobacterium abscessus еще и к новым антимикробным агентам, но возникла одна сложность. Два из трех фагов устроены так, что их убийственная сила ограничена генетически. Хэтфулл удалил лишние гены с помощью редактирования — и получил надежные фаги-убийцы.

Будет полезно:  Воздушная кукуруза: так ли вреден попкорн?

Впервые Изабель получила капельницу с фаговым коктейлем в июне 2018 года. Через 72 часа ее раны перестали гноиться. Капельницы с фаговым коктейлем ставили ей шесть недель каждые 12 часов — и инфекция практически исчезла.

Анализ показывает, увы, что окончательного выздоровления еще не наступило, поэтому дважды в день инфузии продолжаются. Но Изабель уже живет близкой к нормальной подростковой жизнью, посещает школу, делает покупки с друзьями и берет уроки вождения. «Мы настроены оптимистично, со временем фаги окончательно справятся с инфекцией»,— надеется Спенсер.

И Спенсер, и Хэтфулл, и другие участники эксперимента подчеркивают, что состояние Изабель могло бы улучшиться и без фаговой терапии. Они также подчеркивают, что собранный для нее коктейль бессилен против других штаммов Mycobacterium abscessus — они проводили тесты.

Тем не менее очевидный успех вдохновил исследователей фагов. Другие фаги в собрании Хэтфулла — пока что в пробирке — убивают резистентные палочки Коха.

Уильям Джейкобс, специалист по туберкулезу в Медицинском колледже Альберта Эйнштейна в Нью-Йорке, проверил эти фаги на мышином туберкулезе и не обнаружил эффекта. «Туберкулезные бактерии живут внутри клеток, и я не думаю, что фаги способны проникнуть туда»,— объясняет Джейкобс. (Mycobacterium abscessus в основном живет вне клеток.)

Некоторые ученые считают, что есть способы ввести фаги в инфицированные клетки.

Вирусы бактерий вместо антибиотиков

Бактериофаги были открыты еще до пенициллина. Однако лишь сейчас к ним стали проявлять интерес.

Целебные воды Ганга

Продолжение волос бога Шивы – так индусы величают священную реку Ганг. Стоит искупаться в целебных водах Ганга, как любая инфекция буквально сходит на нет. Бессильной перед водой оказывалась даже проказа!

Английский ученый Эрнест Ханкин решил подойти к изучению целебности Ганга чисто с научной точки зрения. Ученый догадывался, что в реке находится нечто микроскопическое, способное уничтожать бактерии. Вскоре выяснилось, что в реке полно специфических вирусов, которые уничтожают бактерии. И в 1917 году французский ученый Феликс д`Эрель назвал эти вирусы бактериофагами (пожиратели бактерий).

Роковая конкуренция

После таких приятных новостей весь мир с большой надеждой смотрел на бактериофаги. Наконец-то нашлось средство от множества бактериальных инфекций. Но после того как Александр Флеминг открыл пенициллин, о бактериофагах почти все позабыли. Ученые и медики тех времен посчитали, что антибиотики, это более надежный и безопасный способ противодействовать бактериям.

Вспомнить о былом

Однако в бактериофаги верили в бывшем СССР. Грузинский ученый, микробиолог Георгий Элиава, – ученик Феликса д`Эреля, в 1920 году основал Институт бактериофагии в Тбилиси. И на сегодняшний день, это единственный в мире институт, который занимается бактериофагами.

Шли годы, и с помощью антибиотиков действительно удалось спасти миллионы жизней. Но вскоре все обернулось огромной проблемой. Бактерии приспосабливались к антибиотикам и становились резистентными к ним. Появлялись все новые и новые антибиотики, но и те со временем «увядали».

Тут-то все и вспомнили о старых добрых бактериофагах. Нашей редакции посчастливилось пообщаться с директором Института бактериофагии имени Элиава, Ревазом Адамиа.

– Реваз Шотаевич, ощущаете ли вы повышенный интерес к бактериофагам в связи с бессилием антибиотиков?

– Без сомнений! Сегодня антибиотикорезистентность, это огромная головная боль для всей медицины. Новые виды антибиотиков практически не производятся, а говорить о новых классах и вовсе не приходится. Таким образом, мир потихоньку начинает искать альтернативный путь. За почти 80 лет использования антибиотиков мы сумели «воспитать» довольно сильную армию патогенных бактерий. На возбудителей кожных, кишечных, урогенитальных заболеваний уже не действуют антибиотики 20-ти, 30-ти летней давности, а лечить людей надо!

– Выпускаются ли препараты на основе бактериофагов?

– Да, выпускаются. Еще в советское время мы производили десятки тысяч тонн препаратов. Нашими лекарствами успешно лечилась советская армия! Конечно же, после распада СССР все рухнуло, однако сей час мы постепенно набираем обороты. К нашему институту проявляют огромный интерес за рубежом.

– В каких случаях показаны препараты на основе бактериофагов?

– Это разнообразные бактериальные заражения. К каждому типу бактерии есть конкретный тип бактериофага. При нашем институте действует амбулаторное отделение, где мы успешно справляемся с кожными заболеваниями, кишечными и легочными инфекциями. К примеру, к нам часто приезжают иностранцы больные кистозным фиброзом – это тяжелое генетическое заболевание. Огромной проблемой, которая возникает при кистозном фиброзе, является бактериальная биопленка, которая покрывает слизистую легких. Конечно же, генетическое заболевание пока еще вылечить невозможно, однако мы успешно справляемся с легочной биопленкой. Такую терапию стоит проводить ежегодно.

– Существуют ли какие-то ограничения или побочные эффекты при лечении бактериофагами?

– Таковых нет. Ни в литературе, ни в практике не описано ни одного случая какого-либо неблагоприятного воздействия вирусов бактерий на организм человека. Почему-то к бактериофагам в мире относятся с опаской, в виду того, что это вирусы, которые необходимо принимать внутрь. В Грузии о таких препаратах знают, и люди не боятся такого лечения. Посудите сами, благодаря бактериофагам нам удалось спасти многих людей от ампутации, которую им пророчили в современных западных клиниках. А препараты на основе бактериофагов можно давать даже детям.

Полезные вирусы – бактериофаги вместо антибиотиков

Как известно многие бактерии имеют свойство приспосабливаться к антибиотикам, вырабатывая к ним устойчивость, кроме того антибиотики часто вызывают дисбактериоз и в целом негативно влияют на организм при длительном приеме. Но ученые нашли хорошую альтернативу антибиотикам – это бактериофаги, то есть вирусы – убийцы бактерий. Можно сказать, что хотя они не сильно распространены среди населения, так, как большинство людей по привычке продолжает пользоваться антибиотиками, несмотря на их побочные эффекты. Бактериофаги становятся новым более эффективным средством против различных инфекций.

Скорее всего в будущем антибиотиками постепенно перестанут пользоваться, так как их бесконтрольное применение вызвало у бактерий развитие механизмов защиты, хотя, когда антибиотики создавались, им пророчилась судьба избавителей от всех инфекций. Был даже план согласно которому за определенное время должны были быть побеждены определенные инфекции, но бактерии сумели приспособиться к антибиотикам. И ученые возобновили поиск нового средства против инфекций, их внимание привлекли хорошо забытые, старые бактериофаги. Что такое бактериофаг Бактериофаг – это полезный вирус, который не причиняя вреда организму, охотится на бактерий и убивает их. Выходит, что среди вирусов (как и среди бактерий) существуют полезные организмы, цель которых убивать вредных, патогенных вирусов и бактерий, они являются антагонистами, вредные убивают полезных, полезные – вредных.

Как действуют бактериофаги

Принцип действия бактериофага довольно прост – он внедряет свой генетический материал к клетку – патогенную бактерию, присоединившись к ней с помощью своих хвостовых нитей. И используя ферменты и стержень впрыскивает свою ДНК или РНК внутрь клетки. После чего ферменты бактериофага уничтожают генетический материал бактерии и ее органеллы и начинают синтезировать белки бактериофага. После создания нужного количества белков бактерия распадается и из нее появляются 100-200 новых бактериофагов, готовых продолжать дело.

Будет полезно:  Гастрит

История развития бактериофагов

Изучение бактериофагов берет свое начало в Индии, в 1896 году Эрнест Ханкин изучал целебные свойства реки Ганг. Эту реку считали священной, так как она имела свойство излечивать различные болезни, в связи с чем местные жители считали ее “продолжением волос бога Шивы”. Поэтому Ханкин искал в ней, что-то маленькое, но очень полезное. Дальше эксперименты переместились в Великобританию и открытие этого маленького и полезного лежит на совести Феликса Д, Эреля, в 1917 году он совершил это открытие в институте Пастера и назвал вирусов убийц – бактериофагами. Потом были изобретены антибиотики и про бактериофаги на время забыли. Но в последнее время к ним снова появился интерес, что послужило толчком к новым исследованиям в этой области, и на сегодняшний день применение бактериофагов стало более широким. Например в США управление по контролю за пищевыми продуктами и лекарствами широко использует бактериофаги для обеззараживания.

Какой бактериофаг выбрать

В России тоже началось применение бактериофагов и в продаже есть множество препаратов. Например – “Протейный”, “Стафилококковый”, “Инести”, “Пиофаг”, “Секстафаг”, “Поливалентный”. Каждый вид бактериофага соответствует конкретной инфекции, подбирать нужный бактериофаг должен врач, на основе анализов. Поливалентный бактериофаг, Секстафаг и Пиофаг рассчитаны на широкий спектр инфекций, (так как в их состав входят шесть различных фагов от разных возбудителей) и их можно принимать самостоятельно. Но даже если вы купите бактериофаг наугад, вы все равно почувствуете его положительное влияние на организм, так как в любом случае будет укрепляться иммунная система.

Кому можно принимать бактериофаги

Бактериофаги обладают рядом преимуществ перед антибиотиками, так как не вызывают дисбактериоза и у бактерий не вырабатывается к ним резистентность. По сути бактериофаги – это природное лекарство, поэтому они не могут навредить, не может быть передозировки, они не имеют противопоказаний, кроме индивидуальной непереносимости. Поэтому бактериофаги можно принимать беременным и детям с любого возраста.

От чего помогают бактериофаги

Бактериофаги можно применять от множества болезней, причиной которых является инфекция – бактерии, вирусы, грибки. Бактериофаги применяют от лор болезней, ангины, урологических и гинекологических инфекций, для лечения желудка и кишечника, лечения полости рта, лечение кожных болезней. Также помогают бактериофаги и от прыщей. При конкретном заболевании, конечно, лучше будет, если бактериофаг подберет специалист. Самостоятельно бактериофаги можно принимать с целью повышения иммунитета, когда есть признаки его ухудшения, например, хроническая усталость.

Как принимать бактериофаги

Бактериофаги можно принимать всеми известными способами – перорально, ректально и в виде примочек и аппликаций. Например при болезнях уха, горла, носа в бактериофаге смачивают тампоны и закладывают в нос или уши, делают полоскания для горла. В основном бактериофаги применяют местно, но при некоторых заболеваниях пьют во внутрь. Можно добавлять небольшое количество препарата в кипяченную, теплую, но не горячую воду. В этом смысле бактериофаги похожи на жидкие пробиотики, такие, например, как Хилак Форте, который применяют от дисбактериоза. Воздействие идет на весь организм, укрепляется общий иммунитет. Бактериофаги выпускаются в основном во флаконах в жидком виде, но бывают, также и таблетки и аэрозоли.

Полезные бактерии – пробиотики

Приблизительно такими же свойствами обладают и полезные бактерии – пробиотики, и их также, как полезные вирусы можно использовать в борьбе против патогенных бактерий. Также на фармацевтическом рынке существует множество препаратов полезных бактерий – пробиотиков. Аципол, Бификол, Бактисуптил, Нарине, Имудон, Хилак Форте, Бактистатин и др. Бактериофаги и пробиотики можно использовать для укрепления иммунитета, профилактики различных болезней. Но также бактериофаги используются и для лечения разных инфекций. Пробиотики можно принимать самостоятельно, а для лечения бактериофагами желательно нужна консультация врача. Возможно Вам будут интересны и другие статьи

Фаготерапия вместо антибиотиков?

В то время как антибактериальная терапия является одним из великих успехов здравоохранения 20-го века, значительно уменьшая смертность и заболеваемость от бактериальных инфекций, рост устойчивых к антибиотикам инфекций уже в скором будущем будет представлять серьезную и растущую угрозу для здоровья.

Фаготерапия – применение бактериофагов в лечении инфекционных заболеваний, ведь они могут уменьшить число или вообще ликвидировать болезнетворные бактерии.

Отличительные свойства

Бактериофаги в мире являются наиболее распространенными организмами. Считается, что общее их количество на Земле превышает десять тысяч миллиардов миллиардов миллиардов (10³¹). Это высоко целевые вирусы, которые заражают только бактерии, и ни какие иные клетки человеческого или любого другого сложного организма. Эта специфика есть и другие преимущества.

  • Бактериофаги очень избирательны: каждый штамм инфицирует определенный вид бактерий, в то время как антибиотики могут убить широкий спектр бактерий, что приводит к колонизации тела вредными бактериями.
  • Как живой организм фаги постоянно меняются, адаптируясь к изменчивым хозяивам-бактериям и поэтому могут быть чрезвычайно полезны в постоянной битве человечества против инфекционных заболеваний.
  • В присутствии конкретного бактериального хозяина численность бактериофагов во много раз увеличивается, что позволяет уменьшать исходные уровни дозировки препарата с сохранением эффективности воздействия.
  • Низкие дозы бактериофагов можно применять профилактически без опасения, так как они не несут собой токсического воздействия, ведь состоят всего лишь из доброкачественных белков и ДНК.
  • Семейство фагов может создавать потомство и продолжать свой цикл существования перейдя на другие точки инфекции в любом месте организма и находиться в нем пока не будут исчерпаны целевые бактерии; без них они просто маленькие комочки белка и нуклеиновой кислоты и будут удалены нормальными процессами организма.

Лечение конкретных заболеваний

В мире, в котором антибиотики представляют стандартную терапию первой линии против бактериальных инфекций, использование фагов, как правило, сосредоточено на трех основных показаниях:

  1. для борьбы с инфекциями, связанными с бактериями устойчивым к антибиотикам,
  2. когда антибиотики противопоказаны, например, в связи с аллергией, раздражением, проблем с кишечником или из-за страха пациента,
  3. в пищевом и сельскохозяйственном секторе при выращивании сельхоз культур, птицы, скота – для уменьшения избыточного потребления антибиотика окружающей средой.

И все же фаги не могут быть заменой для антибиотиков, но может быть очень эффективны при определенных обстоятельствах.

О средствах с бактериофагами можно ознакомиться подробнее в интернет-магазине российской компании, работающей в сфере бактериофагии и биотехнологий.

Ученые разных стран, изучающие применение фагов, дают хорошие отзывы о лечении таких инфекций бактериальной этиологии, как брюшной тиф, острый колит, перитонит, стафилококковая инфекция, инфекция синегнойной палочки, инфекции мочевыводящих путей (цистит) и простаты, фурункулез, сепсис, в офтальмологии (блефарит, кератит, ячмень, коньюктивит) и отоларингологии (отит), воспаление соединительной ткани и лимфатических сосудов, пролежней и многие другие.

Источники:

http://www.kommersant.ru/doc/3975368

http://www.likar.info/zdorovye-vsey-semyi/article-56209-virusy-bakterij-vmesto-antibiotikov/

http://zen.yandex.ru/media/id/594eab2c7ddde89e71a6c75d/59d26c949d5cb378fbd69fba

http://www.vitasite.ru/articles/healhy-article/fagoterapija-vmesto-antibiotikov/

http://nervy-expert.ru/golovnye-boli/bolit-visok/bol-v-viskax/

Ссылка на основную публикацию