Антипрививочники против здравого смысла: почему люди боятся вакцинации

Антипрививочники против здравого смысла: почему люди боятся вакцинации

О них создают интернет-комиксы и мемы, клеймят на телевидении и в социальных сетях, обвиняют в начале эпидемий. Но всё дело в том, что они не доверяют медицине и боятся последствий прививок. Medialeaks рассказывает, кто такие антипрививочники и что стоит за их решением отказаться от вакцинирования.

Сторонники массовой вакцинации объясняют её необходимость простой логикой: массовая вакцинация нужна, чтобы не допустить критического числа непривитых людей, которое может привести к эпидемиям. Это убеждение известно под термином «коллективный иммунитет» — способность общества противостоять болезням. Считается, что чем больше людей привито, тем коллективный иммунитет выше.

В России по закону все прививки делают детям добровольно, по согласию родителей. Но в связи с участившимися отказами от прививок в ноябре 2018 года Минздрав начал дорабатывать законопроект о запрете на публичные призывы против вакцинации. Всё ради сохранения коллективного иммунитета.

Почему люди не делают прививки. Мнение антрополога

Бояться делать прививки — совершенно естественно, уверена Анна Ожиганова, научный сотрудник Центра медицинской антропологии Института этнологии и антропологии РАН. Потому что это страшно, непонятно и связано с болезнями. Люди сопротивлялись вакцинации, начиная с 1796 года, когда английский врач Эдвард Дженнер создал вакцину против оспы.

В России антипрививочное движение изучено плохо, и сколько детей сейчас не привито, сказать сложно. Антипрививочники руководствуются одной причиной — забота о здоровье детей, которым, по их мнению, прививки могут принести вред, снизить иммунитет или вызвать осложнения. Но все родители разные, и действуют они по-разному.

Бывает, что и врачи самостоятельно продвигают идеи отказа от вакцинации, заявляя, что прививки опасны, вредны или бессмысленны. Или просто соглашаются с родителями и подделывают медицинские справки. В итоге Ожиганова отмечает, что антипрививочное движение, по её мнению, — это результат недоверия медицине. Если человек в целом доверяет медицине, он будет делать прививки.

Кого и почему слушают антипрививочники. Негласные лидеры движения

На мнение родителей влияют и популяризаторы антипрививочного движения, которые просто и доступно (в отличие от большинства врачей) объясняют научные термины, рассказывают о личном опыте. Сейчас специалисты выделяют как минимум троих людей, которые активно отстаивают свою точку зрения. Это советский вирусолог Галина Червонская, гомеопат Александр Коток и блогер Антон Амантонио.

В антивакцинаторском движении особое место занимает 81-летняя вирусолог Галина Червонская. Она участвовала в создании первых отечественных вакцин против полиомиелита и около 12 лет отработала в НИИ стандартизации и контроля медицинских биопрепаратов. С 80-х годов публично выступает на тему прививок, а также публикует статьи и книги. Её критикуют за банальные мысли, перемешанные с фактами и вымыслом насчёт теорий заговора. А также ставят в вину массовый отказ от прививок против дифтерии, который привел к эпидемии в начале 90-х.

Ещё один популяризатор, российский гомеопат Александр Коток, из околонаучных кругов, больше сконцентрирован на книгах. В прошлом он эмигрировал в Израиль, откуда продвигает свои идеи о вреде вакцинации. В начале нулевых выпустил несколько книг о прививках для думающих родителей, а также о беспощадной иммунизации. Книги были переведены в Болгарии, Польше, Словакии, Украине и Чехии. Материалы публикует на своём сайте «1796 гомеопатия и прививки» и в группе фейсбука. Периодически призывает нападать на врачей, с которыми не согласен.

Также люди следуют и за популярными личностями. Например папа-блогер Антон Амантонио — один из новых апологетов критики вакцинации, активно использующих соцсети. У него нет медицинского образования, но есть жена-врач. Амантонио считает, что прививки на несколько порядков опаснее болезней, от которых они должны защищать. Основывается на научных исследованиях, публикует посты в инстаграме (с июня 2018 года набрал более 100 тысяч подписчиков) и в ЖЖ, ведёт свой сайт. На нём, а также в инстаграме, он пишет, что прививки могут быть опасны, потому что их полезность не ставится под сомнение и не исследуется.

aman_tonio

Почему ненависть к антипрививочникам не решит ситуацию с вакцинацией

По мнению журналистки и писательницы Анны Старобинец, чей пост вызвал дискуссию на эту тему в фейсбуке, «..мы совершенно упускаем из виду, что они [антипрививочники] искренне воспринимают прививки как конкретное, индивидуальное зло», а также что ненависть в их сторону недопустима. Потому что это работает совсем наоборот, призывая родителей сомневаться в принимаемых решениях. Старобинец уверена, что ситуацию могут изменить только просветительская деятельность и уважительная общественная дискуссия.

«Даже курильщики и наркоманы не подвергаются такой единодушной дегуманизации, как антипрививочники», — пишет в своём материале в защиту антипрививочников врач Артемий Охотин. Он сравнивает ситуацию в России с атеистической пропагандой первых десятилетий советской власти, когда отрицалось право верующих на другую точку зрения. И говорит, что антивакцинаторы в этой парадигме не просто неправы, они «не имеют права быть неправыми».

Охотин уверен, что если мы хотим, чтобы дети не умирали от кори, надо перестать ненавидеть и понять, почему любящая мама не хочет вести ребёнка в поликлинику, почему она не доверяет медицине.

Почему мамы не прививают детей. Истории женщин, которые неоднозначно относятся к вакцинации

Мария Витушкина, мама четырёх детей, кандидат биологических наук и вирусолог

Около 10 лет назад я свято доверяла врачам, и у меня не было причин им не верить. Первого ребёнка, дочку, мы привили от всего, что полагалось по прививочному календарю. А потом, когда родились двойняшки и была реанимация, врачи вдруг сказали «Погодите-погодите, они же слабенькие, не надо прививать». Тогда я задумалась: а почему мне раньше никто не говорил о подобном. Не донёс мысль, что прививки не всегда полезны, особенно если иммунитет слабый.

После этого Мария начала читать научные публикации про иммунитет и прививки, советоваться с разными врачами. Двойняшек она уже прививала выборочно, а четвёртому ребёнку сделала прививку БЦЖ (вакцина против туберкулёза), но начались осложнения: пошла экзема по всему телу. После анализов причину экземы врачи так и не установили, хотя в личной беседе признали, что это может быть из-за прививки.

Официально в России принято отрицать, что у вакцинации могут быть негативные последствия, я с этим столкнулась лично. Во Франции, например, БЦЖ не делают и считают её малоэффективной, а также дающей осложнения. После этого я начала предельно внимательно изучать каждую детскую болезнь, исследования и эксперименты по разным темам. И теперь делаю вывод по каждой прививке отдельно, решая, нужна она или нет. Но отговаривать прививаться я никого не буду, это личная ответственность родителя за своих детей.

Мария Витушкина осознаёт, что в итоге позиция, к которой она пришла благодаря личному опыту, может показаться кому-то этически спорной. Ей хотелось бы, чтобы все вокруг прививались, а коллективный иммунитет рос. Но в случае своих детей, зная, что они находятся в привитом сообществе, она не понимает, зачем им нужна вакцина. И не будет их прививать. Но, конечно, это не касается объективно опасных болезней, таких как, например, дифтерия.

Мария Цирулева, мама двоих детей и филолог

Когда мы жили в России в 2012-2016 годах, я почти не прививала своих детей. Главным образом из-за их аллергии — я просто боялась что-нибудь «добавить». В роддоме врачи посоветовали не ставить прививок, ну и пошло-поехало. Потом в районной поликлинике нам встретился невролог-антипрививочник, от него я услышала про страшные последствия от АКДС (вакцина против дифтерии, столбняка и коклюша). Поймите, я была сомневающимся родителем: врачи говорили разное.

Мария не знала, кому верить, и боялась всего. А потом начала читать гомеопата-антипрививочника Александра Котока и стала бояться ещё больше. В её случае большинство педиатров выступали за прививки, давили и вставали в воинственно-ожесточённую позу, когда узнавали, что семья не прививается. Она думает, что если бы врачи всё рассказали взвешенно, результат был бы иной. В итоге первому ребёнку всё равно сделали прививку БЦЖ и две прививки АКДС, но потом перестали. Второго ребёнка не прививали с рождения, а первую прививку сделали около трёх лет уже в Германии. Тогда же продолжили прививать и первого ребёнка.

Когда переехали в Германию, то я удивились, что никакого давления от врачей по поводу вакцинации нет. В детский сад и школу не требуют медицинские карты и не спрашивают ни про одну прививку. И мне стало проще принять сознательное и взвешенное решение, когда вокруг нет истерии, давления и осуждения. Когда каждый сам себе хозяин. Делаешь прививки — хорошо, не делаешь — тоже хорошо, никому нет до этого дела. Кроме этого, тут хорошие, качественные вакцины. И как-то сразу стало меняться отношение к этому вопросу.

Прививать своих детей или нет — выбор, который остаётся ответственностью родителей. Но для того, чтобы его сделать, им важна открытая информация и статистика по всем вакцинам и осложнениям, которые могут быть у ребёнка. А также ценна просветительская позиция врачей, без давления — «надо, иначе умрёте» — и агрессии. И тут нужно не заставлять, а именно убеждать людей в пользе вакцинации. Иначе, сомневаясь и паникуя, они будут склоняться к тем источникам информации или популяризаторам, которые им кажутся понятными, безопасными и верными.

Будет полезно:  Атеросклеротическая болезнь сердца

Несмотря на попытку понять антипрививочников, надо признать, что количество заболевших корью за последние месяцы неуклонно растёт как в России, так и во всём мире. На фоне вспышек болезни идут жестокие споры между противниками вакцинации и её сторонниками. К чему же может привести прививка и кого обвиняют в эпидемии кори?

Ещё один спор насчёт прививки — это история конкурсантки Евровидения от России Юлии Самойловой, которая ездит в инвалидном кресле. Она всем рассказывала, что её болезнь вызвана неправильно сделанной прививкой от полиомиелита в детстве. Но всё оказалось не так.

Почему люди боятся прививок? Отвечает эксперт

Профессор Рон Даган — один из самых известных специалистов в области инфекционных заболеваний в мире — в беседе объясняет, откуда происходит популярность анти-вакцинных движений. Врач объясняет, что он думает об обязательных вакцинациях и доступе к образованию невакцинированных детей, и какова разница между двумя типами пневмококковых вакцин.

Профессор Рон Даган — всемирно известный специалист в области вакцинации и инфекционных заболеваний, рассказывает из-за чего растет популярность анти-вакцинных движений и число противников вакцинации.

Почему анти-вакцинные движения растут во всем мире? Откуда возникает популярность противников вакцинации и все более распространенное негативное отношение к профилактике вакцинами?

Профессор Рон Даган: С тех пор, как в обществе существует форма принуждения и какое-то вмешательство, должен быть кто-то, кто не согласен. Речь идет не только о тех, кто отрицает вакцинацию. Каждое из предопределенных действий должно приводить к реакции и сопротивлению. Это естественно.

В Европе первые анти-вакцинные движения появились около 200 лет назад, когда в Великобритании начали появляться первые прототипы вакцины против оспы (ред. В 1796 году британский врач Эдвард Дженнер впервые привил 8-летнего мальчика против этой болезни).

Разница в том, что тогда не было Google и не было социальных сетей, поэтому было не так просто, как сегодня распространять информацию — особенно негативную или ложную. Теперь просто введите название любой вакцины в поисковую систему Интернета, и с места вы получите контент, распространяемый ее противниками. Это заставляет многих людей начинать испытывать множество опасений относительно того, нужно ли вакцинировать себя или своих близких.

Вопреки внешнему виду среди потенциальных противников вакцинации преобладают люди, которые просто не уверены, может ли данная вакцина вызывать побочные эффекты. Большинство из них можно назвать «нерешительными». Они могут узнать как можно больше о возможных побочных эффектах и ​​т.д. Они не уверены в том, что решение вакцинироваться следует принимать, но они готовы задавать вопросы и провести обсуждение по этой теме.

Однако с так называемым антиэпилептическими препаратами обычно не доходит до разговора. Трудно спорить с ними, потому что они имеют предубеждение о вакцинации, хотя они не являются экспертами в этом вопросе.

Одна из первых листовок против вакцинации в мире, Великобритания 1884. На Британских островах негативные настроения для широкой вакцинации появились еще до введения так называемого Закона об обязательной вакцинации.

Каждый из нас, в конце концов, имеет право выражать свои собственные мнения, у нас есть свобода слова, и мы можем сказать, что мы думаем и думаем правильно. Разумеется, было бы легче справляться с такими вопросами дружно.

Если я врач, и вы мой пациент, который посещает меня, я обязан предоставить вам лучший совет — в соответствии с моими медицинскими знаниями и с учетом вашего здоровья — независимо от ваших взглядов на вакцинацию или любого другого вопроса, связанного с с медициной.

Если, в свою очередь, вы спрашиваете меня, следует ли вам вакцинировать или нет, тогда как врач я обязан предоставить вам полную информацию обо всех преимуществах и побочных эффектах данного продукта.

Если я советую вам пройти вакцинацию, и вы заболели и страдаете от болезни, которая могла быть предотвращена вакциной, тогда вы можете обвинить меня только в медицинской халатности. Однако я не хотел бы оценивать этот конкретный случай, потому что я не знаю деталей. Если врач был оскорблен и оклеветан, он имеет полное право на ответ.

— Считаете ли вы, что введение принудительной вакцинации является хорошим решением? Должны ли прививки быть обязательными или нет?

Профессор Рон Даган: В Израиле, откуда я родом, давно обсуждается, следует ли вводить такую обязанность, но до сих пор не было принято решение о принудительной вакцинации. Я хотел бы также добавить, что в моей стране отказ от прививок бывает крайне редко.

Я всегда повторяю своим пациентам и студентам, а также детям и другим членам семьи, что обычно лучше всего работает убеждение людей в этом вопросе, а не обязанность.

Хитрость заключается в том, чтобы объяснить другим, что вакцинация даст им (если у них есть медицинские причины в их случае). Это должно быть сделано достаточно эффективно, чтобы понять, что они принесут пользу. Хотя в некоторых случаях для достижения этой цели требуется немного больше усилий…

Однако стоит подчеркнуть, что условия в каждой стране разные, и каждая страна формирует свою политику вакцинации таким образом, чтобы она была настолько эффективной, насколько это возможно. Хотя я считаю себя сильным сторонником вакцинации (и в то же время я вовсе не против обязательных прививок), я считаю, что власти имеют право адаптировать систему, применимую к этой ситуации, к ситуации, сложившейся там.

— И в чем чаще всего сомневаются люди, которые колеблются, должны ли они вакцинировать себя или своих детей? Все ли вакцины полностью безопасны?

Профессор Рон Даган: Прежде всего, все вакцины, которые одобрены для использования, безопасны. Это не означает, что все будут работать одинаково, и они ни у кого не вызовут проблем. Нет никаких препаратов, о которых можно утверждать, что они эффективны на 100% у каждого пациента.

В медицине эффективность измеряется главным образом через взаимосвязь между тем, что мы рискуем, и тем, что мы можем получить, приняв некоторые меры. Это также относится к вакцинам. 99,9% дети не удовлетворены тем, что они вакцинированы — некоторые реагируют с плачем, другие становятся сонливостью или тошнотой и т. д. Однако количество серьезных осложнений действительно незначительно по сравнению со статистикой опасных заболеваний, которые можно предотвратить.

При вакцинации против ротавируса только 1 ребенок из 10 тысяч может страдать, например, из-за диареи или проблем с пищеварительным трактом. С другой стороны, ротавирусы являются наиболее распространенной причиной острой инфекционной диареи у детей в возрасте до 5 лет и, кроме того, могут быть смертельно опасными для них (и считаются одной из основных причин смертности среди малышей из этой возрастной группы). Поэтому у нас есть веская причина для вакцинации детей.

Вакцины против кори и краснухи вызывают нежелательные последствия еще реже — в среднем каждые 20 000 человек. Может развиваться признаки анемии, но слухи, которые выросли вокруг нее (например, ложное убеждение, что такие вакцины могут вызвать аутизм ), привели к значительному снижению числа вакцинаций и так резкому увеличению случаев кори.

— Многие противники вакцинации подчеркивают, что они не могут согласиться с тем, что дети прививаются слишком рано — даже в первый день жизни. Не лучше ли отложить момент вакцинации самых маленьких детей?

Профессор Рон Даган: Рекомендация по вакцинации в первый день жизни ребенка в основном относится к вакцинам против гепатита В, которые безопасны и отлично протестированы. До сих пор никаких серьезных побочных эффектов этих препаратов не наблюдалось.

Давать их на этой ранней стадии, сразу же после рождения имеет решающее значение для новорожденного, так как они очень эффективны в первых минутах жизни, защищают от инфекции, передаваемых от матерей (5-7% женщин могут передавать гепатит B), а также защищает от цирроза печени и рака печени.

Благодаря широко распространенной вакцинации детей против гепатита В число случаев вирусного гепатита было значительно снижено сразу после рождения.

В зависимости от эпидемиологической ситуации, сложившейся в данной стране, также может быть целесообразным ввести вакцину против туберкулеза в первый день жизни. Вакцинация даже на этом раннем этапе не только целесообразна, но и статистика показывает, что благодаря этому удалось значительно снизить заболеваемость этими заболеваниями среди новорожденных.

— Вы упомянули ранее о популярности анти-вакцинных препаратов о том, что вакцина против кори, эпидемического паротита и краснухи может вызвать аутизм.

Профессор Рон Даган: Эта история связана с фигурой доктора Эндрю Уэйкфилда, который в 1998 году опубликовал на страницах знаменитого медицинского журнала «The Lancet» результаты исследований, которые подтвердили предполагаемую связь между одним из компонентов этого препарата (содержащей тимеросал, содержащей ртуть и используемой для предотвращения роста бактерий и грибы в вакцинах) и аутизмом.

Его статья была окончательно снята в 2010 году, и после битвы в суде он был лишен права заниматься своей профессией. Было доказано, что Уэйкфилд обманывал и манипулировал данными, но он обвинял себя в заговоре с фармацевтическими проблемами.

— Что вы думаете об этом случае? Этот скандал усилил противников вакцинации по всему миру и дал основания многим сомневаться в безопасности вакцин?

Профессор Рон Даган: Прежде всего, факты таковы, что как корь (и эпидемический паротит и краснуха) не имеют никакой связи с аутизмом (который дополнительно может быть диагностирован только на более позднем этапе — не сразу после рождения).

Будет полезно:  Болит голова? Пейте воду!

Его публикация в «The Lancet», имела огромную мощь и способствовала укреплению позиций противников вакцинации.

В результате скандал заставил прекратить использование вакцины MMR в Великобритании, что привело к большому числу случаев кори, которые не были зарегистрированы в течение десятилетий. Эпидемия буквально разлилась по всей Европе, и теперь многие страны не могут справиться с болезнью, которая до недавнего времени казалась полностью под контролем.

— Есть 10-валентные вакцины (PCV-10) и более дорогие, 13-валентные (PCV-13). Какие эти препараты отличаются друг от друга?

Профессор Рон Даган: Обе вакцины безопасны и хороши. Однако между ними существуют различия. В Израиле, как и в США и Соединенном Королевстве (как и в большинстве других развитых стран), было решено вернуть 13-валентную вакцину, поскольку она дает возможность защиты от более пневмококковых серотипов (по сравнению с PCV-10 в дополнение к серотипам 3, 6A и 19A), кроме того, хорошо работает не только среди детей, но и взрослых (особенно пожилых), для которых особенно опасно воспаление, вызванное этими бактериями. Не все понимают, что целых 85% пневмококковых инфекций могут возникать у взрослых, которые могут заразиться даже от детей (некоторые дети могут быть только носителями пневмококков и не обнаруживают признаков инфекции).

Стоит отметить, что до введения пневмококковой вакцинации пневмония была одной из ведущих причин смерти среди детей в мире.

— Что вы думаете о запрете на посещение школ и детских садов для детей, которые не прошли обязательную вакцинацию в некоторых странах? Может ли это решение уменьшить проблему, поскольку все меньше и меньше людей вакцинированы?

Профессор Рон Даган: Хотя это выход из ситуации, но … У вас есть дети?

Профессор Рон Даган: Если вы родитель, вы всегда хотите лучшего для своего ребенка. Трудно тогда признать, что отстранение права на образование может быть хорошим решением любой проблемы. Трудно обвинить их дочь или сыновей в решениях их родителей.

Хотя я признаю, что иногда необходимо применять такие меры для детей, потому что бывает, что опроса недостаточно, но я лично считаю, что запрещение детям ходить в школу, детский сад или ясли наказывает их за ошибки взрослых. Хотя это рациональное действие, я считаю, что это по меньшей мере несправедливо по отношению к самым маленьким.

Я призываю всех родителей вакцинировать своих детей, потому что это лучшее, что они могут сделать не только для них, но и для всей семьи и общества.Когда уровень вакцинации у населения настолько низок, что он угрожает здоровью других людей, приводит к необходимости введения радикальных решений (например, во Франции или Италии, где запрещено посещать учебные заведения для невакцинированных детей). К сожалению, как ни парадоксально, любое принуждение может вызывать сопротивление, поэтому трудно дать однозначный ответ тому, как это обернется для здоровья.

«Самое опасное в вакцинации — дорога до медпункта»

Главный борец с движением антипрививочников во всем мире Пол Оффит — о том, как переубедить людей, считающих вакцинацию опасной

Мнения

Арнольд Хачатуров

вс, 16 февр. 2020 12:54:00

Карточка эксперта

Пол Оффит практикующий врач-педиатр, специалист по инфекционным болезням и вакцинам, иммунолог и вирусолог. Один из разработчиков вакцины против ротавируса. Профессор педиатрии Медицинской школы Перельмана Пенсильванского университета, сотрудник инфекционного отделения Филадельфийской детской больницы. Автор научно-популярных книг об опасности отказа от прививок.

— Как обычно устроены аргументы антипрививочников с риторической точки зрения?

— Я думаю, что людей убеждают данные. Все хотели бы верить, что их утверждения о вакцинах опираются на факты. Поэтому антипрививочники часто отсылают к плохим или невоспроизводимым исследованиям. Но выглядит это так, будто их утверждения построены на доказательствах. Проблема в том, что в мире есть около 65 тысяч медицинских научных журналов. Они публикуют в среднем четыре тысячи статей в день, которые подчиняются, как и следовало ожидать, колоколообразной кривой (то есть нормальному распределениюН.Г.): одни отличные, другие ужасные, большая часть — более-менее посредственные. Но в целом вы можете опубликовать что угодно. Например, Эндрю Уэйкфилд опубликовал свою статью о том, что вакцина MMR против кори вызывает аутизм в Lancet. Это очень хороший журнал, а статья была отвратительная, это вообще не исследование. Проблема в том, что наука лежит на двух столпах, один из которых гораздо слабее другого. Слабый столп — это рецензирование. Сильный — воспроизводимость: если вы правы, то другие это рано или поздно подтвердят.

— То есть всегда можно найти научную статью, которая будет подходить под ваши убеждения?

— Да, именно так. В мире есть очень много плохой науки, которую при этом публикуют в журналах и к которой потом можно апеллировать.

Здесь есть и дисциплинарная специфика. Математическая теория, например, ассоциируется с доказательствами, но в эпидемиологических исследованиях это не так. В них вы только показываете, связан ли один параметр с другим на определенном уровне статистической значимости. Вы берете нулевую гипотезу и можете ее либо опровергнуть, либо нет, но вы никогда не сможете ее доказать. Поэтому всегда можно сказать: «Ок, вы доказали безопасность вакцин на 100 тысячах или на одном млн детей, но мой ребенок — один на 10 млн, он бы никогда не попал в ваше исследование. Я знаю только то, что видел: с моим ребенком все было хорошо, пока ему не сделали прививку».

— Как тогда сами ученые отличают «мусорную» науку от нормальной?

— Возьмем случай с вакциной MMR — он, пожалуй, вызвал больше всего резонанса в мире. Гипотеза Уэйкфилда — это полное безумие с биологической точки зрения. Он говорил, что MMR подавляет иммунную систему (хотя нет никаких подтверждений того, что вакцинированные люди имеют проблемы с иммунитетом), и из-за этого вирус кори проникает в кишечник. Но это полностью опровергается результатами биопсии. Уэйкфилд также утверждал, что протеины, опасные для мозга, впоследствии вызывают аутизм. Для этого тоже нет абсолютно никаких биологических подтверждений. Второй этап — это эпидемиологические исследования. Было 18 таких исследований в семи странах. На сотнях тысячах детей было показано, что вероятность аутизма при вакцинации не повышается. Значительную часть людей эти доводы убеждают.

Но есть люди, которые верят в обширный международный заговор, в который вовлечены сотни исследователей со всего мира. Убедить эту категорию никак невозможно.

— Но даже в науке нет абсолютных истин, надо постоянно подвергать результаты исследований сомнению. Разве не могут в будущем появиться новые данные, которые изменят наши взгляды на прививки?

— Да, вы абсолютно правы. Например, вакцина от полиомиелита действительно могла вызывать саму болезнь. Это происходило редко, в одном случае на 2,4 млн, но это был реальный эффект. Вакцина против пандемического гриппа в Европе иногда была причиной нарколепсии. С тех пор ученые разобрались, в чем дело, и больше такой опасности нет.

Есть факты, такие как гравитация или изменения климата, для которых имеется огромное количество подтверждений. Теория эволюции строится на ископаемых за 250 тысяч лет, а креационизм — нет. И это никогда не поменяется. Наука — это не политика, не философия и не религия. Наука неполиткорректна. Вы выдвигаете гипотезу, формулируете критерии доказательства, подвергаете их статистическому анализу. А затем вы либо правы, либо нет, уж простите. И, в конце концов, истина проявляется. Сейчас можно с уверенностью говорить о том, что вакцины эффективны и безвредны.

— И все же людям хочется принимать решения самостоятельно, а не полагаться во всем на слова ученых.

— Да, есть даже книга об этом — «Смерть экспертизы». Я думаю, что люди сейчас верят в то, что могут зайти в интернет и узнать столько же, сколько знает самый опытный эксперт. Мы сейчас действительно живем в такое время. Но я не думаю, что все мнения обладают одинаковой ценностью. Есть хорошие мнения — и есть плохие. Это звучит снисходительно, но это факт: в науке есть истина, и это не вопрос демократии. В науке не голосуют, а проводят исследования. Мы не отвечаем на вопрос о MMR путем опроса родителей. Я понимаю, что это выглядит так, как будто мы недостаточно открыты к альтернативным мнениям. Но в противном случае это может плохо кончиться.

Фото: РИА Новости

— Вы предлагаете запретить книги о вреде прививок? А как же свобода слова?

— Я живу в стране с первой поправкой, которая защищает свободу слова. Вопрос в том, в какой момент вы переходите черту, когда свобода слова приводит к тому, что люди начинают вредить своим детям.

Австралия, например, по большому счету запретила движение антипрививочников. Когда дело заходит слишком далеко, можно пойти и на такие меры. Принцип свободы предполагает, что вы можете махать руками сколько угодно, пока не задеваете мой нос.

Читайте также

Клич «Наших детей убивают!» хорошо объединяет. Как городские легенды о врачах-убийцах и отравленных иностранцами жвачках становятся смертельным оружием в руках власти

— Движения против вакцинации обычно спонтанные или организованные?

— Есть две группы противников вакцин. С одной стороны, это обычные родители, которых в США просят делать прививки от 14 разных заболеваний в первые годы жизни ребенка (вплоть до 27 инокуляций). И все это для того, чтобы предупредить болезни, которых люди не видят, с использованием биологических растворов, которые большинству людей непонятны. Поэтому неудивительно, что существует такой отпор. У этих людей есть ощущение, что от них просят слишком много и слишком быстро. Они сомневаются в вакцинации, но их можно убедить, если понять, чем вызвано это беспокойство. И есть организованные движения, например, группа Деля Бигтри. Они организуют людей, чтобы протестовать, и их отлично спонсируют — в основном, разные богатые филантропы.

— Негативные последствия от прививки для своего ребенка представить гораздо проще, чем возможный ущерб от отсутствия вакцинации. Может быть, в этом причина популярности антипрививочников?

— Я думаю, что люди просто плохо понимают риск и не знают, в чем состоит реальная угроза. Самый опасный аспект в вакцинации — это дорога до медпункта, где их делают. 42 тысячи человек в США каждый год умирают в автокатастрофах. Да, вакцины могут вызывать сильную аллергическую реакцию, которая случается в одном из 1,4 млн случаев. Но именно поэтому вы 15 минут остаетесь под присмотром врачей, чтобы в случае чего вам помогли. На этом все. В остальном вакцина — это одна из самых безопасных и проверенных вещей, которые мы помещаем в свое тело.

У всего, что приносит пользу, есть и негативный эффект. Проблема в том, что люди не знают, в чем они состоят. Они думают, что вакцины вызывают аутизм, диабет или СДВГ. Это неправда.

Другой пример. Люди в США сейчас боятся китайского коронавируса. Пока у нас было 15 случаев заболеваний. 2 человека госпитализированы, в основном из соображений предосторожности, никто не умер. С другой стороны, у нас было 140 тысяч госпитализаций от гриппа и 8,2 тысячи смертей. Этого люди не боятся, потому что не умеют оценивать риски. В Нью-Йорке есть лотерея. Билеты продаются под следующим слоганом: «Это может случиться с тобой». И все, этого достаточно. Даже если это один шанс на 35 млн. Люди думают: ок, почему бы и нет. К тому же люди предпочли бы риск заболеть гриппом, чем предполагаемый риск заболеть от вакцины. Потому что в первом случае вы ничего не делаете, а во-втором можете сами стать источником риска.

Будет полезно:  Боль в десне после лечения зуба

Читайте также

Как Ухань уронил юань. Россияне поверили в сенсационную историю про китайское руководство, обманувшее западный мир при помощи коронавируса

— Как может выглядеть будущее человечества, если мы все перестанем прививаться, начиная с сегодняшнего дня?

— Я думаю, что уже видел это будущее. В 1991 году в Филадельфии на протяжении четырех месяцев было 1400 случаев кори и девять смертей. В основном, это произошло из-за двух фундаменталистских церквей, которые решили не вакцинировать детей и не давать им лекарства. Мы были в панике. Школы отменяли поездки в город. Люди боялись выходить на улицы. Власти штата выделяли сотни тысяч долларов на прививки. Но в конце концов мы пришли к тому, что ввели обязательную вакцинацию. Родителей, которые не хотели делать своим детям прививки, просто заставляли делать это на уровне закона. Вот это и есть наше будущее.

— Что делать ученым в ситуации, когда обычные призывы к рацио не работают?

— Они все еще работают, просто не на всех. Повлиять можно только на тех людей, которых убеждает логика и разум. И в какой-то степени надо использовать эмоции, формулировать аргумент в привлекательной манере, рассказывать людям о рисках. 20 лет назад, если спросить родителей детей с аутизмом, с чем связана эта болезнь, 100% ответили бы, что с вакцинами. Сегодня так говорят только 15%, потому что научные исследования действительно повлияли на мышление людей. Они вооружили защитников науки, которые смогли пойти к родителям и убедить их. Так что, возможно, я наивен, но в конце концов научная истина должна победить, даже в нашем нынешнем климате постправды.

Читайте также

Гонорар не колется. Издательство АСТ остановило продажи книги о вреде вакцинации из-за критики. Это цензура?

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.

«Для меня очевидно, что прививки — это опыты над людьми». Кто и зачем выступает против вакцинации

В 2019 году ВОЗ назвала недоверие к вакцинам одной из 10 глобальных угроз человечеству. В том же списке — Эбола и изменение климата. По данным организации, вакцинация позволяет предотвратить два-три миллиона смертей ежегодно. Антипрививочники думают иначе: для них вакцины — не спасение, а причина тяжелых болезней и даже смертей. «Инде» поговорил с тремя людьми, которые убеждены в опасности прививок, а заодно рассказывает, чем чреват отказ от вакцин.

Юлия, Москва

Когда я родила первую дочку, пришла медсестра и спросила, буду ли я делать ребенку прививки. Я спросила, можно ли мне подумать, а она сразу же ответила: «Нет». Тогда я сообщила, что отказываюсь. Утром пришла врач и все-таки поставила прививку, несмотря на подписанный мною отказ. Меня это удивило, но особого значения я этому не придала.

В декрете у меня было много свободного времени, и я стала глубже погружаться в тему вакцинирования, читать о составе прививок. Первым открытием стали видео советского вирусолога Галины Червонской. После этого я занялась изучением вопроса всерьез.

Я узнала, что в составе вакцин содержится ртуть. Абсолютно все прививки вредные. Например, у меня, в отличие от всех членов семьи, с детства плохое зрение. Я убеждена, что это связано с прививкой. Какой именно — не знаю, мои родители не хотят прояснять этот вопрос, так как не согласны с моей точкой зрения.

Они пытаются убедить меня вакцинировать моих детей. Аргумент у них один: родители говорят, как опасно сейчас заболеть полиомиелитом или коклюшем. Они считают, что государство лучше знает, как нас обезопасить от таких болезней. А я уверена, государству выгодно больное население. Это приносит огромные деньги.

Ко мне подступались не только родители. Все обычно говорят одно и то же: «Нам кололи прививки, и мы как-то выжили, мы же победили прививками страшные болезни! А сейчас столько приезжих — опасно жить без прививок». Но никто почему-то при этом не добавляет, что мои дети после них могут стать инвалидами.

У моей дочери одна прививка, а сын вообще ни разу не был привит — и с ним все хорошо. Правда, недавно в саду у нас возникли проблемы, но я все быстро решила. Дело было так: мне позвонили 30 августа и сказали, что в саду карантин. Детям сделали прививки от полиомиелита, так что нам в сад нельзя приходить до 24 сентября. Я была в шоке, так как я работаю и сидеть с детьми было некому. Я готовилась к масштабному разбирательству, но нас все-таки перевели в другую группу. Других сложностей из-за отказа от прививок пока не возникало.

Почему люди отказываются от прививок

врач-психиатр, кандидат медицинских наук

Современные антипрививочники появились из интернета. Их недоверие к медицине связано со вполне определенными психологическими причинами. В таком отношении к врачам нет золотой середины: люди либо «ночуют» в клиниках, буквально заставляя найти у них патологию, либо панически избегают докторов. Во втором случае это замаскированный страх смерти. Человеку по-детски страшно: «А вдруг что-то смертельное найдут?»

В этом страхе нет логики и здравого смысла. Как дети пугаются бабайки под кроватью, так взрослых пугают белый халат и запах лекарств. Безусловно, это приобретенный страх. Дети, которые впервые встречаются с врачами, их не боятся. Ужас перед докторами и медицинскими манипуляциями (например, прививками) — это последствие стрессовых личных историй, связанных с посещением медицинских учреждений, например, болезненных уколов или длительных госпитализаций.

Более того, в слове «больница» уже заключен этимологический код в корне слова — «боль». Предполагаю, что если бы больницу, к примеру, называли здравницей, неосознанное отношение к ней было бы более лояльным.

Лидия, Нью-Йорк

В США осталось немного штатов, в которых от прививки можно отказаться в силу религиозных убеждений или по состоянию здоровья. В основном требуют прививки для посещения школы. У нас с мужем двое детей, и старшая уже школьница, но нам повезло: педагоги совершенно не интересуются, делали ли ей прививки. Никто не задает вопросов.

Я советский человек, поэтому мне, в отличие от моих сына и дочери, пришлось пройти через обязательную вакцинацию. Отказаться от прививок для себя и своих детей я решила по двум причинам: во-первых, у мужа были осложнения после введения вакцины, сделанной в подростковом возрасте, и, во-вторых, после просмотра документального фильма про вакцинацию.

Муж помнит совершенно точно, что прививка была от дифтерии. Абсолютно здоровому подростку вкололи прививку в 18 лет (ходили по домам прививали). Первые две недели была температура, но когда обратились к врачу, тот сказал, что спортсмены плохо переносят прививки, — мой муж занимается борьбой.

Вскоре после этого муж попал в больницу на скорой помощи с осложнениями на миокард. Он не помнит, что сказали врачи в больнице и связали ли они его состояние с прививкой. Но мы убеждены, что все дело было в ненужной вакцинации.

Я знала об истории мужа, однако всерьез не задумывалась о вреде прививок до беременности. А когда первый раз забеременела, поняла: только на мне лежит ответственность за жизнь и здоровье моего ребенка. Я стала интересоваться темой прививок и однажды посмотрела документальный фильм (название уже не помню), который меня потряс.

В нем говорилось о вреде химического состава вакцин и о том, что вакцинация по сути — это совершенно не то, что преподносят медиа. Я не верю, что отказ от прививок провоцирует эпидемии. Те, кто это утверждает, пусть докажут свою позицию цифрами. За попытками заставить всех поголовно делать прививки стоят люди с определенными интересами — почитайте книгу «Фармацевтическая мафия», там об этом подробно рассказывается.

Если вкратце, массовая вакцинация — это огромный бизнес с большими деньгами. Например, в Америке только одной семье, пострадавшей от вакцинации, выплатили 290 миллионов компенсации. Представляете, сколько зарабатывают на прививках, если могут заплатить такие деньги? Так что для меня очевидно, что прививки — это и бизнес влиятельной элиты, и регулирование роста населения, и, в том числе, опыты над людьми.

Почему прививки необходимы

клинический фармаколог Федерального центра цереброваскулярной патологии и инсульта минздрава России, кандидат медицинских наук

В чем суть вакцин в двух словах. Возбудитель в минимальной концентрации попадает в «чистый» организм. Это приводит к включению защиты человека, то есть иммунной системы. Как это происходит: лейкоциты активируются и начинают уничтожать патогенные организмы. Они выбрасывают в окружающее пространство активные вещества, которые стимулируют систему воспаления и активируют иммунокомпетентные клетки. Это позволяет нашему организму выработать иммунный ответ и «записать» его в память иммунной системы.

С помощью профилактических прививок на нашей планете удалось победить самую страшную болезнь — натуральную оспу. Отказ от прививок может привести к эпидемиям и росту смертности. Пример — недавняя эпидемия кори в Украине. В 2018 году количество заболевших там исчислялось тысячами.

Конечно, побочные реакции от проведения вакцинации возможны. Осложнение после прививки от гепатита В выражается в виде крапивницы, сыпи и мышечных болей. Но встречается оно редко: раз на 600 тысяч прививок. С остальными прививками ситуация похожая. Анафилактический шок совокупно от всех вакцин приводит не более чем к двум смертям на миллион доз. Вакцина от полиомиелита — к 4,7 смерти на миллион доз. Вакцина от оспы (сейчас не применяется) вызывала две смерти на миллион доз. Вакцина от гриппа ни разу не стала подтвержденной причиной летальных исходов. Люди, выступающие против вакцинации, в качестве аргументов ссылаются как раз на исключения из общей практики.

Вакцинация населения довольно затратна для государств, но только с ее помощью можно предотвратить заболевания и эпидемии. Тем не менее сегодня вокруг прививок образовалось много мифов и небылиц. Важно понять, почему государству невыгодно нездоровое население: больные люди не приносят вклад в ВВП. Тяжело заболевший человек, например ребенок, требует ухода. По статистике, он «выключает» из экономики четырех человек на свое обслуживание. Снижение трудоспособного населения приводит к снижению заработной платы, снижению отчислений страховых взносов и, в конечном итоге, снижению ВВП. Гораздо дешевле проводить качественную профилактику заболеваний, чем лечить возможные осложнения.

Источники:

http://medialeaks.ru/2202anl-antiprivivochniki/

http://medictionary.ru/pochemu-lyudi-boyatsya-privivok/

http://novayagazeta.ru/articles/2020/02/16/83939-samoe-opasnoe-v-vaktsinatsii-doroga-do-medpunkta?print=true

http://inde.io/article/23120-dlya-menya-ochevidno-chto-privivki-eto-opyty-nad-lyudmi-kto-i-zachem-vystupaet-protiv-vaktsinatsii

http://subscribe.ru/group/klub-zdorovya-dlya-teh-komu-za-sorok/5146742/

Ссылка на основную публикацию