Беременность и роды в Великой Британии: взгляд изнутри

Мои роды в Англии

Нашего первого ребенка — солнечную дочку Иришку — мы с мужем рожали в Москве, поэтому нам было интересно сравнить полученный опыт с родами в Англии.

Нашего первого ребенка — солнечную дочку Иришку — мы с мужем рожали в Москве, поэтому нам было интересно сравнить полученный опыт с родами в Англии. С момента начала моей беременности я начала игру “Найди 101 отличие”.

Дочка родилась на сроке 38,5 недель, поэтому и сейчас я ждала родов сразу после 38 неделек. Но прошла уже и 38, и 39 недели, а ни одного предвестника родов не было! Мой телефон и электронная почта наполнялись вопросами от родных и близких: “Когда? Уже?” А что я могла им ответить? Наш Миха не торопился вылезать из маминого животика, отъедал круглые щеки.

Когда 20 августа вечером я обнаружила, что пошли регулярные схватки, я безумно обрадовалась! Хотя и ощущения были болезненные. В 3 часа ночи я разбудила мужа шепотом: “Рожаем!”. Он поехал отвозить сонную дочку к друзьям. А я правильно дышала на пике схватки и смотрела комедию по телику. Буквально через полчаса мы с мужем уже были в роддоме. Бодрая акушерка измерила мне давление, послушала серцебиение детки и, дав мне немного отдохнуть и продышать схватку, предложила посмотреть раскрытие. Я предвкушала услышать что-то типа “5-6 см, в родах”, и каково было моё разочарование, когда раскрытие оказалось всего 2 см! Нам с мужем было предложено либо поехать домой, либо погулять пару часиков вокруг роддома. Мы выбрали погулять.

Это было прекрасное раннее утро — просыпались птички, разъезжались автобусы, воздух был тих и свеж, солнце первыми лучами освещало пустую парковку, где я в машине покачивалась на четвереньках, правильно продышивая непрекращающиеся схватки.

Следующий осмотр был в 11 утра. Акушерка произнесла: “Всё те же 2 см”. Я выругалась и мрачно сползла с кушетки. Утирая слёзы, я в полном разочаровании ушла в машину. Дома схватки прекратились. Вообще. Муж лёг спать, а я шерстила интернет, чтобы понять — это были роды или что?!

На следующий день я выгнала упирающегося мужа на работу и повела дочку в бассейн и на теннис — все равно ж не рожаем.

Моя мама из-за границы посылала взволнованные sms.

Когда через 2 дня у меня не было ни единого признака родов, я решила, что останусь навечно беременной. И как-то даже смирилась с этим. Только лишние 21 кг и большой живот немного мешали.

Я пришла в “Беременную” конференцию с глупым вопросом: “А как натурально стимулировать роды?”. В интернете я нашла столько советов, что мне стало страшно! Выбрала для себя то, что легче и натуральнее (на мой взгляд): малиновое варенье, разговоры с пузиком и активные гуляния.

Но только вам я по огромному секрету расскажу: чтобы родить — нужно забыть, что ты беременна.

Разозлившись на мужа, что он не отвез машину в сервис, я решила поехать туда сама! В машине сломался гидроусилитель (кто в курсе, тот поймет!), и едешь, как в танке — прямо, никуда не сворачивая. Потому что колеса поворачивать приходится практически вручную, адскими усилиями! Машина мне нужна ежедневно (Иришку на спорт возить), а муж заработался и забыл. В сервис я съездила, увы, впустую, зато трицепсы накачала — ого-го-го!

И вечером, готовя семье ужин, я стала засекать регулярные схватки. Привычное такое уже действо, никакого волнения — схватки шли через 15-18 минут, вяленько. Было 18 ч.

В 21 ч. мне позвонила подружка, я ей еще пожаловалась, что надоело ходить беременной, попутно засекая схватки, которые шли уже через 10-12 минут.

В полночь я уснуть не могла — схватки стали болезненными, пришлось отложить книжку и засекать внимательно. Мне не верилось, хоть бы воды отошли, что ли?

Проклиная свою стыдливость и чувство вины, в полпервого я сползла вниз к мужу: “Дубль два, я опять рожаю”. Муж облегченно вздохнул и пошёл будить дочку — отвозить ее другим нашим знакомым. А я пережидала схватку, чтобы позвонить midwife (акушерке) в госпиталь. Во время телефонного разговора меня накрыло по-полной, я с трудом промычала номер моей карты и имя, длительность схваток и получила разрешение приехать на осмотр.

Ура, схватка прошла! Я бегу на кухню, сверяюсь со списком — всё ли взяли? Дышу на схватке. Разгружаю посудомойку от чистой посуды и ставлю чайник — зачем я это делаю, не знаю. Дышу на схватке схватку. Ну, где же муж?

Муж меня находит на кухне на полу, на четвереньках — я раскачиваюсь на схватке. Едем, ура-ура! Час ночи.

В машине, с заднего сиденья, я бдительно слежу за дорогой и светофорами, указываю, куда ехать. Отвлекаюсь лишь на дыхание. Схватки уже, кажется, по полторы минуты через 2-3 минуты. Я опять предвкушаю, какое у меня уже раскрытие. Охранник в роддоме здоровается с нами, предлагает кресло на колёсиках — путь в delivery suit (родовой блок) ночью лежит через длинные коридоры. Я препираюсь с мужем, что в кресле я буду смотреться нелепо, никуда я не сяду! Неа, посадили-таки.

В delivery suit нас встречают бодрым вопросом: “Что у вас случилось?” На схватке я забываю свой английский, поэтому отвечает муж: “Рожаем! Вторые роды”. Нас спокойненько провожают в waiting room (комната ожидания), обещая позвать акушерку. Как хорошо, что комната пустая, никого нет — и я могу беспрепятственно раскачиваться на четвереньках на полу, и на стульях! Ну, где же акушерка?! Кажется, что она пришла не через 10 минут, а спустя вечность!

Дышу на схватке и прыгаю на кровать — ну, сколько же у меня раскрытие, а? Что? Как? Опять 2 см?! На схватке меня сгибает пополам от боли (лежа гораздо больнее, оказывается!). Добрая акушерка предлагает парацетамол от боли и поехать домой. Либо погулять вокруг роддома. А-а-а, я где-то это уже слышала.

Муж готов ехать домой. А я? А я прислушиваюсь к себе — рожаем аль нет? Немного расстроенная, я иду в комнату ожидания — на улицу совершенно не хочется! Время 2:30.

Минут 15-20 я ловлю схватки, раскачиваюсь на муже (он рвется уже в машину и домой!) и понимаю — что схватки-то не прекратились! Что меня уже начинает тужить! Это оказалось волшебное слово для акушерок — они тут же забегали, всполошились и (наконец-то!) отвели нас в delivery room (персональная родовая комната).

Ко мне подплывает большая афроамериканская (или афроанглийская?) тётка с добрым лицом: “Привет! Я буду заботиться о тебе”. Это моя midwife пришла. Я несколько успокаиваюсь, меня укладывают на родовую кровать, на пуз вешают 2 датчика — мониторят меня и детку.

Все при деле: муж следит за нарастанием силы схваток на мониторе, акушерка что-то пишет в моей медкарте, я изо всех сил жму мужу руку и пытаюсь петь на схватке. Оказалось, что петь больнее, чем просто дышать! Всё, петь больше не будем, нет у меня голоса.

Скучно. Между схватками не больно и спокойно. Напротив меня висят часы, я слежу за стрелками. Три часа ночи. Все нормальные люди спят. “Сейчас пойдет схватка”, — радует муж и гладит меня по руке. Акушерка поднимает голову от карты: “Ты дыши ровнее, глубоко, медленно”. Схватка закончилась — муж убегает в туалет, я лежу, изучаю потолок.

Кто-то не вовремя прочитал мой birth-plan (план родов, написанный мною и утвержденный заранее), и мне подсовывают трубку с энтоноксом (что-то типа легкого веселящего газа). Сейчас, думаю, мне будет хорошо! Лошади зеленые всякие полетят, смеяться буду. Вдыхаю! Предвкушаю! Оооо. ммммм. Лёша, тазик, быстро! М-да. Энтонокс мне совсем не понравился. Бе. Предлагаю мужу трубочку, угоститься. Время 3:30.

Лежим, скучаем, ловим схваточки, болтаем, отдыхаем. Внутри меня что-то лопается, это воды отходят (наконец-то!).

И тут! И тут! Меня накрывает откуда-то из-за головы волной, как цунами. “А-а-а-а! А-а-а-ааааа. “,— ору я. Я? Я так ору? Это — мой голос?! Здравствуй, потуга!

Акушерка неспешно проверяет головку детки: нет, еще не прорезывается.

И так еще восемь раз. Я орала. Я требовала эпидуральную анестезию. Я просила меня разрезать (эпизиотомию). Ну, сделайте что-нибудь! Детка не выходила. Муж просил не забывать дышать. Акушерка спокойно объясняла, что эпидурал делать уже поздно, сейчас уже родится ребенок — когда?!

Вдруг меня осенило — если я сейчас его не рожу, то сил моих больше ни на что не хватит уже. Я должна! Я смогу! Я соберусь в кулак и рожу!

Я чувствую эту горячую волну издалека, как она спешно накатывает на меня. Я не тороплюсь, я вхожу в нее уверенно, я знаю, что буду сейчас делать. Я откидываю свой страх порваться и пускаю всю силу в низ живота. Еще раз! И еще раз! И самый последний раз!

Миха родился. Сразу замахал ручками и ножками. “Почему он не кричит?” — шепчу я (где мой голос?). Муж уже рядом с Михой, его унесли на детский столик — обтирать и осматривать. Было небольшое обвитие. И тут же слышу голос сына: “Аааа! Ааааа!” Возмущается, слышу я. Время 4:12.

Через мгновение Миха уже у меня на груди. Я обнимаю теплый комочек — а у меня дежа-вю: ровно четыре года назад в этом же комбинезончике у меня на груди пищала моя новорожденная дочка.

Меня поразило, что никто никуда не торопился — взвешивали Миху и меня зашивали спустя часа полтора-два. А нам пока дали время отдохнуть и просто побыть втроем.

Пока Миху взвешивают, мы с мужем делаем ставки, велик ли наш сын? О да, велик — 3620 г и 56 см — ого-го-го, какой высокий!

Через пару часов ко мне зашел врач и извинился: “Мы понимаем, что вы хотите домой, но вас вынуждены подержать еще 24 часа — нужно наблюдение за вами и ребенком, т.к. были зеленые воды и обвитие пуповиной!” Я даже растерялась, не зная, что ответить на такую фразу. Ну, конечно, я не против — куда я пойду-то сейчас?!

Заглянула акушерка: “Вы, наверно, хотите в душ? Что вы будете на завтрак?” Душ оказался неимоверно далеко: минут пять медленного полупьяного полета по коридору! Надо же! Самой принять душ спустя 3 часа после родов — оказывается, я сильна!

С трудом мы дожидаемся 6 утра (девять по Москве) и шлём родным радостные sms! Одну sms я отсылаю в конфу.

Меня с Михой перевозят в послеродовое отделение, и я отпускаю счастливого, полусонного мужа домой — спать! На сегодня все дела выполнены!

Будет полезно:  Билиарный цирроз

А как у них? Беременность в Англии

Медицинское обслуживание совершенно бесплатное, но нужно прикрепиться к какой-то конкретной клинике. Она может быть любой из возможных вариантов. Я остановила свой выбор на той, которая дальше от моего дома, но с большим спектром услуг. Интересный момент, к которому я какое-то время привыкала – здесь есть так называемый семейный доктор – что-то вроде терапевта, который сам ведет прием, а также дает направления к врачам других специальностей. Также его информируют обо всех случаях вызова скорой помощи прикрепленных к нему пациентов и направляют результаты их анализов и обследований.

После положительного домашнего теста на беременность я отправилась к гинекологу общей практики, предварительно записавшись на прием по телефону. Такая запись обязательное условие посещения любого доктора.

Встретивший меня доктор, поверив на слово, что я беременна, взял мазок на анализы и перенаправил уже к той акушерке, которая непосредственно занимается ведением беременности. С ней я и общалась следующие девять месяцев. Никаких анализов для дополнительного подтверждения беременности я не делала. Так же здесь меня не отправляли к врачам других специальностей. Только рекомендовали посетить стоматолога.

С акушеркой мы сначала встречались раз в месяц, а ближе к концу беременности раз в две недели. Из-за отдаленности клиники от дома и наличия у меня двухлетнего ребенка, акушерка на каждый прием сама приезжала ко мне домой. Здесь это распространенная практика. А в клинику я ездила только для сдачи анализов. И в свой первый визит после постановки на учет, я сдала на анализ кровь и мочу, мне измеряли давление и я взвесилась. Больше вопросом веса не интересовались.

За всю беременность делают три УЗИ, если нет показаний для большего количества, на сроках 11-14 недель, 18-20 недель и ближе к концу беременности.

На 28-й недели у меня открылся сахарный диабет беременных и из-за этого мне чаще делали УЗИ. Так же я ходила на консультацию к диетологу, который прописал специальную диету. Из-за диабета я дополнительно сдавала тест на глюкозу и дома измеряла уровень сахара в крови специальным прибором для домашнего использования. Его, кстати, мне выдали бесплатно. Какие-то специальные лекарства мне не назначали.

На протяжении беременности я пила фолиевую кислоту и витамины для беременных. Но в Англии стараются назначать как можно меньше лекарств, делая акцент на то, чтобы женщины получали их с пищей.

Анализы на хромосомные отклонения в развитии плода делаются только по желанию беременной. Если по первому, широкому анализу, попадаешь в группу риска, можно сдать дополнительные, более узкие анализы. При подтверждении диагноза, женщина сама решает, что ей делать – прерывать беременность, сохранять или отказаться от ребенка после рождения. Доктора только интересуются, какой выбор сделан. А вообще, люди с ограниченными возможностями здесь социально активны и включены в жизнь общества.

Наверное, можно было поменять врача в пределах моей клиники, но меня устроила та акушерка, к которой меня «прикрепили». При каждом визите ко мне домой я была от нее просто в восторге! Мы пили чай, общались, она вела себя очень вежливо и корректно, отвечала на все мои вопросы и оставила мобильный телефон для связи.

Кроме того, круглосуточно по экстренному вопросу я могла звонить в роддом, в котором планировались мои роды. В нем организована специальная горячая линия для беременных, специалисты которой могут ответить на все вопросы или прислать врача, в случае необходимости. Проблем с тем, чтобы рассказать историю беременности – не было. Все данные заносились в общую базу данных, и специалист горячей линии мог их просмотреть. Анализы вообще делались в трех экземплярах и отправлялись: к моей акушерке, к семейному доктору и в тот роддом, где я планировала рожать. А в клинике по каждому из них выдавали специальные буклеты с подробным разъяснением и, при необходимости, всю информацию переводили для меня на русский язык.

В Англии очень распространена практика рождения, в семьях много детей, как минимум трое. Доктора настроены очень позитивно к желанию женщины рожать. Поддерживают ее. Возраст, как слишком молодой – 17-22 года, так и «старый» – после 30, не является поводом для каких-то дополнительных обследований или устрашающих диагнозов. Многие женщины рожают первенцев в 35 лет, а для молодых мам существуют специальные государственные программы помощи.

Англичане ведут себя очень корректно по отношению к беременным – за живот не трогают, с вопросами не пристают, никто не пялится и не глазеет. В общественном транспорте, при необходимости, уступают место. На протяжении беременности я чувствовала себя очень комфортно и могла, что называется вволю наслаждаться этим состоянием, потому что обстановка к этому полностью располагала. В такой же атмосфере комфорта и безопасности родился мой сын».

Автор благодарит за предоставленную информацию Викторию Ненову, Великобритания, графство Девоншир.

Личный опыт: как я рожала в Англии

Наша читательница решилась на первенца, будучи в довольно зрелом возрасте. И рассказала, какой путь она прошла – от выбора врача до первого крика малыша. Получилась довольно подробная инструкция, которую мы и предлагаем вашему вниманию.

Текст: Наталья Евгеньева · 23 августа 2018

Меня зовут Алиса Разуваева, мне 38 лет. Говорят, это не лучший возраст для первых родов. Конечно, сейчас женщины решаются на первого ребенка и на пятом десятке, но это скорее эксперимент над здоровьем. Я это, конечно, знала, но искренне была уверена, что для меня беременность и роды проблемой не станут. На здоровье никогда не жаловалась, просто раньше как-то… не получалось.

А вот что получила сразу, так это ярлык «пожилая первородящая», который мне приклеили в женской консультации.

«38? — и недоуменный взгляд из-под очков. — Поздно вы, милочка, задумались, теперь проблем не оберетесь».

Такое отношение мне не понравилось. Да кому бы понравилось? Будто я и правда внука себе рожать собралась. Мы с мужем поразмыслили и решили ехать рожать за границу: там и опыта у врачей побольше по части родов женщин за 35, и подход к пациентам качественно иной. Стоял лишь вопрос денег, но на такое дело мы решили поднапрячься, но заработать.

Про страну и клинику

Первое, о чем я задумалась, куда поехать. О родах в Японии ходят легенды, Англия, Израиль, США… В итоге наткнулась на сервис MedEssentially, оставила заявку. На следующий день мне предложили на выбор три страны: Израиль, Германия, Великобритания. Тут все было просто. В Израиле мне показалось слишком жарко, а когда ты в положении, это весомый фактор, в Германии говорят на немецком, которого я не знаю, а английский для меня – рабочий язык. Решила рожать в Лондоне.

В Великобритании врачи, как правило, ведут частную практику, но при этом связаны с определенной клиникой. Если нужны какие-то серьезные исследования или операции, они направляют своих пациентов именно туда. Я выбрала врача, который практикует в клинике Chelsea and Westminster Hospital.

Можно было бы выбрать и частную акушерскую клинику, там больше лоска. Но потом я прочитала, что сама Кейт Миддлтон родила маленького принца в государственной больнице. К тому же при любом осложнении в частной клинике беременную все равно повезут в больницу широкого профиля, где есть частное и государственное отделения. Так и какой смысл ехать на скорой через весь город, если можно с самого начала остановиться на крупном медцентре, где, случись что, тебя просто перевезут с одного этажа на другой?

Про деньги

Мы сразу подписали договор на весь пакет: ведение беременности, роды и послеродовой период, и я внесла депозит в размере половины всей стоимости, а вторую часть – уже после родов. Система такая: отдельно оплачиваются услуги врача (ведение беременности, роды и постродовое наблюдение в течение нескольких недель). Это будет стоить 8−10 тыс. фунтов. И после родов отдельно платишь больнице за инфраструктуру, которую вам предоставили: анестезиолог, постродовая палата, роды с помощью кесарева сечения или естественные. Все анализы во время беременности и после родов также оплачиваются отдельно. Счет получаете, когда вас выписывают с ребенком.

Готовим документы

Чтобы родить в Англии, нужна медицинская виза, которая выдается на полгода. Документы понадобятся такие.

1. Справка от британского врача о том, какие медицинские услуги мне окажут. Мой врач отправил мне такую по электронной почте.

2. Справка о том, что у меня действительно есть деньги на оплату медицинских услуг. Рассчитывают деньги по негласной формуле: стоимость услуги плюс еще тысяча фунтов. Справку я получила в своем банке, она немного отличается от стандартной выписки. На всякий случай приложила документ о том, что половину стоимости услуг я уже оплатила. На такие предосторожности идут, чтобы потенциальный пациент британского врача не принялся подыскивать себе там работу.

3. Доказательство тесных связей с родиной. Годится, например, недвижимость. Принимающая сторона желала быть уверенной, что мне есть что терять, а то вдруг решу остаться и начну клянчить пособия.

4. Все остальные документы такие же, как и при подаче на туристическую визу.

Беременность на расстоянии

На первую консультацию положено прибыть на сроке 8−9 недель. Ассистент врача еще на первой записи рассчитал ПДР, чтобы она не пришлась на время отпуска моего гинеколога.

Итак, я первый раз полетела в Лондон. Все шло как надо. Мой возраст у врача никакого недоумения не вызвал, кстати. Он даже бровью не повел. Следующая встреча была назначена на 12-й неделе. Мне предстояло пройти УЗИ, сдать анализы. Потом на консультации нужно было являться раз в 4−6 недель, сдавать различные анализы, проходить тесты. Со второго триместра мне начали проводить УЗИ шейки матки, чтобы проверить раскрытие.

За первые два триместра я слетала Лондон трижды. На 30-й неделе уже осталась в Англии. Иначе могли бы быть сложности при перелетах: и в самолет могут не пустить, и декларацию о самочувствии подавать придется в аэропорту.

Оставшись в Лондоне, начала ходить к врачу, как на работу, раз в неделю. Стандартные анализы, измеряют давление, сделали эхокардиограмму сердца ребенка.

Я наконец-то смогла насмотреться на все достопримечательности столицы Англии. Без спешки – торопиться было некуда, да с животом и не разгонишься. Надо сказать, с туалетами там все отлично, за что отдельно спасибо. Иначе ходить бы мне от отеля на расстояние 15 минут.

Роды день в день

В Англии можно договориться о кесаревом: если у вас есть такое желание, вам идут навстречу. То есть не обязательно, чтобы были медицинские показания к операции, достаточно и вашей воли. Кесарево сделают в назначенный день, причем даже ложиться заранее не надо – просто приходишь с утра, а через три часа ты уже мама. На третий день после операции выписывают, если нет осложнений.

Будет полезно:  Анализы и диагностика: исследование мочи

Так же и с естественными родами: рожаешь в день поступления в клинику. Причем после обычных благополучных родов тебя могут выписать уже через 6 часов! Многие удивились появлению Кейт Миддлтон с новорожденным принцем перед камерами буквально через несколько часов после его появления на свет. Ничего удивительного, в Великобритании так принято. Оказывается.

И вот он, час икс. Я еще с вечера почувствовала, что что-то происходит. Позвонила врачу. Тот велел замерять время между схватками. Сказал, чтобы наутро собиралась и ехала в клинику. А если слишком участятся, то и ночью. Впрочем, я еще и поспать успела.

В палате я была одна, если не считать акушерки, которая от меня вообще не отходила. Подсказывала, говорила, как дышать, что делать. Прикрикнуть? Оставить меня одну? Да бросьте, тут так не принято. Переносить схватки на ногах мне было легче, поэтому она ходила рядом со мной вдоль стеночки, поддерживала под руку, давала попить. И все время что-то записывала.

Потом уже, когда нас с моей малышкой выписывали, мне объяснили, зачем это делается. Оказалось, на случай возможных осложнений. Медики фиксируют буквально каждый шаг, каждый нюанс. Записи могут понадобиться, если у ребенка появятся какие-то проблемы со здоровьем. Можно будет оценить правильность действия персонала и понять источник проблем. Записи хранятся 18 лет.

Роды прошли без сучка, без задоринки. Долго, конечно, эти 16 часов в клинике показались вечностью. Но мамы меня поймут – услышав первый крик моей детки, я забыла о своих мучениях начисто.

Нюансы первых дней

Еще до того, как Оленька появилась на свет, в палате появился неонатолог. Он буквально караулил – детей тут положено обследовать в первые же секунды жизни. Если что не так, заберут в отделение интенсивной терапии для малышей.

В первые сутки за малышом наблюдают. У Оленьки взяли анализ на сахар, оценили физическое развитие, слух. Все было хорошо, поэтому нас оставили вместе в палате. Предложили позвать еще и мужа, для него стояла раскладная кровать. Я этой возможностью не воспользовалась, но была скорее исключением, чем правилом. В 90 процентах случаев отец присутствует при родах.

Как Великобритания изменила систему родовспоможения

Около 40 лет назад роды в Великобритании были похожи на российские: рожать надо было исключительно в больнице, главным во всем процессе был врач, что нередко приводило к агрессивным медицинским вмешательствам. В конце XX века система изменилась — и начала строиться вокруг рожающей женщины, а не персонала больницы. Медицинский редактор «Медузы» Дарья Саркисян съездила в Великобританию и рассказывает, как там устроена система родовспоможения и чем она стала отличаться от российской.

Тело, а не личность
40 лет назад любая женщина в Великобритании знала: если ей предстоит рожать, дело будет происходить в роддоме и ей, скорее всего, не избежать капельниц, разрезов промежности, препаратов с разнообразными побочными эффектами и прочих вмешательств. Всем ста процентам женщин официально рекомендовалось рожать в больнице.

«Когда я только училась на акушерку, почти всем женщинам делали эпизиотомию, клизму и брили область вокруг влагалища, — подтверждает главная акушерка Maidstone and Tunbridge Wells NHS Trust Сара Грегсон. — Роженица была в большей степени телом, а не личностью. Тогда женщины начали возмущаться и говорить, что нет, нам это не нравится. И это заставило специалистов пересмотреть свой подход».

Это была непростая борьба, которая шла все 1980-е, и поначалу, когда кто-то из врачей пытался сократить число разных манипуляций при родах, коллеги начинали сомневаться в его компетентности. В 1993 году вышел государственный отчет «Изменяя роды», который определил основные принципы реформирования системы: в центре теперь оказывалась женщина, а не врач.

Сейчас за всю беременность женщина в Великобритании может ни разу не увидеть доктора. Без врача могут пройти и роды. Когда женщина общается только с акушеркой, это снижает частоту вмешательств, делает роды безопаснее, а еще экономит деньги, которых в британской системе здравоохранения не так много. Как и в России, медицинская помощь в этой стране бесплатна, и важно не выходить за рамки очень ограниченного бюджета, не теряя при этом в качестве.

Женщина сама принимает решения
«Все, кто приезжает сюда из России, сначала в шоке, — говорит психолог Светлана Охотникова, родившая обоих детей в Великобритании. — Потом начинают проникаться этим подходом, потому что он естественный, здесь все с тобой радуются этой беременности. Еще одно отличие, наверное главное: здесь ты сама принимаешь решения».

Формально в России женщина тоже сама принимает решения, — скажем, если нет угрозы жизни, на все вмешательства обязательно надо спрашивать согласие пациентки. Но в действительности это происходит очень редко — и такие ситуации многих возмущают. По закону, если женщине провели какую-то процедуру без ее согласия, она может обратиться в суд по поводу компенсации, объясняет юрист и основательница юридической компании Melegal Алина Чимбирева. В качестве примера она приводит случай, когда женщина в Ульяновске получила 12 тысяч рублей за то, что ей провели эпизиотомию без ее согласия.

В Великобритании мнение женщины действительно учитывается во всем. «Во время родов, когда мне было очень больно и я уже плохо соображала, акушерка спросила меня, согласна ли я на петидин, — рассказывает Светлана Охотникова. — На тот момент я была согласна на все что угодно. Она взяла мое лицо руками и сказала: „Ты понимаешь, что я тебя спрашиваю? Петидин. Ты помнишь, тебе о нем рассказывали перед родами? У него такие-то побочные эффекты“. Я ору: „Колите!“ И она переспросила еще два раза и в итоге добилась от меня действительно информированного согласия».

Вопрос о том, где пройдут роды, тоже решает сама беременная. В зависимости от состояния и хронических заболеваний в начале срока женщину определяют в группу высокого или низкого риска, и от этого зависит, где ей рекомендуют рожать. Есть четыре варианта. Рожать можно дома с сертифицированной акушеркой, в акушерском центре, в акушерском отделении в больнице или в отделении, в котором роды принимают врачи.

Рекомендации акушерки или врача общей практики, у которого окажется женщина, узнав о своей беременности, не строгие. «Если вы скажете мне: „У меня двойняшки, высокое давление, во время прошлых родов у меня было кровотечение, я хочу рожать дома“, — я скажу: „ОК, давайте обсудим“, — говорит Сара Грегсон. — И первое, что я скажу потом: „Вы выбираете, где будете рожать. Я не могу вас насильно затолкать в больницу и привязать там к кровати“. Моя работа — сделать так, чтобы женщина принимала решение с открытыми глазами, чтобы она понимала, какие есть риски и как мы можем их снизить».

Акушерки могут самостоятельно помочь в экстренной ситуации
Если в процессе родов дома или в акушерском центре возникнут осложнения, акушерка вызовет скорую и роженицу переведут в отделение, где есть врачи. То же касается случаев, когда женщина, например, хочет получить эпидуральную анестезию. Если ситуация экстренная, первую помощь окажет акушерка, у которой для таких случаев достаточно навыков и лекарств.

Для безопасности матерей и новорожденных такое положение вещей намного благоприятнее, чем в России, где домашние роды никак не регулируются. В итоге их принимают люди с непонятной квалификацией и взглядами на медицину (легально акушерки не могут оказывать такую помощь на дому) — вполне естественно, что все легко может закончиться смертью ребенка.

Беременность — это не болезнь
Врачи и акушерки в Великобритании говорят, что роды не надо воспринимать как медицинское событие, потому что женщина не больна. «Мы просто сопровождаем ее на этом пути, — объясняет профессор Кеньон. — Мы исходим из того, что тело обычно хорошо справляется с родами само по себе и нам не нужно вмешиваться, пока нет необходимости».

Раньше в Великобритании роды без вмешательств долгое время официально называли «нормальными» и всячески их пропагандировали, но теперь терминология изменилась — чтобы женщины, которым понадобились медицинские вмешательства, не чувствовали себя «ненормальными». В книге «Я буду мамой» британский врач Кьяра Хант и основательница курсов для беременных Марина Фогль подробно пишут не только о течении беременности, но и о родах: в основном о том, что роды — естественный процесс, который часто не требует вмешательств. Но вместе с тем там всегда указывают: если вы решили выбрать эпидуральную анестезию, вы не должны чувствовать себя виноватой; если вашего ребенка не сразу после рождения приложили к груди, все по-прежнему хорошо; если вы попросили стереть первородную смазку и только тогда приложили ребенка к груди, вы все еще хорошая мама.

Роддом — это не больница
Акушерский центр в Мейдстоне (час езды от Лондона) — это современное одноэтажное здание со стенами в четыре-пять окон. В нем два отделения: в одно приходят беременные и уже родившие женщины с разными вопросами, и родильное, где за последние шесть с половиной лет бесплатно приняли несколько тысяч родов. Вход в родильное отделение — по электронным пропускам, перед дверью висит дозатор с антисептиком: мытье рук невероятно важно для того, чтобы предотвращать распространение инфекций. «Давайте я вам сразу покажу послеродовую палату», — говорит Сара Грегсон. В просторной светлой комнате стоит двухспальная кровать, висит картина и вообще довольно уютно. Только из смесителя полным напором льется вода. «Нам нужно это делать каждое утро, чтобы не было легионеллеза, — объясняет Грегсон. — Расход воды, конечно, огромный, но это необходимо».

Главный принцип — доказательность
В речи Грегсон постоянно мелькают «доказательная база», «исследования», «Кокран». В России женщине, которая хочет решать, как родится ее ребенок, опираясь на научные доказательства, придется сложно: тяжело найти грамотных специалистов или разобраться в вопросе самостоятельно. В Великобритании с беременной женщиной все обсудят, снабдят буклетами, отправят на бесплатные курсы, дадут телефон, куда можно звонить, если что-то идет не так, и ссылку на сайт клиники или акушерского центра, где будет базовая информация о беременности и родах. В России буклеты иногда больше уделяют внимание вопросам нравственности и при этом содержат недостоверную медицинскую информацию. На сайтах роддомов тоже редко можно найти грамотные, основанные на исследованиях ответы на вопросы о родах. Действительно ли есть какая-то польза от правила «трех Т» (темно, тепло, тихо) во время родов? Что плохого случится, если не приложить ребенка к груди сразу? В какой позе рожать? Как решить вопрос с обезболиванием?

К примеру, исследователи считают, что роль физиологичных родов в здоровье ребенка обычно переоценивают. Безусловно, вмешательства повышают риски осложнений и нужно стремиться к естественным родам, но часто возможный вред бывает кратковременным, и нет доказательств, что роды имеют больше влияния на психическое состояние ребенка, чем, к примеру, воспитание. А именно это часто можно услышать от ярых противников различных вмешательств.

Будет полезно:  Боль в горле

С физическим здоровьем все тоже не так просто. «Я не видел исследований, которые бы указывали на то, что стресс матери из-за некомфортной обстановки во время родов влияет на здоровье ребенка, — говорит профессор Зарко Алфиревич, координирующий редактор Кокрановской рабочей группы по беременности и родам. — В любом случае это все очень сложно измерять, иногда просто невозможно». «От чего зависит развитие детей? — начинает объяснение акушер-гинеколог The Harley Street Clinic в Лондоне Денис Цепов. — Как прошла беременность (была ли там гипоксия или какие-то повреждающие факторы), была ли травма в родах (в основном механическая или та же гипоксия), дальше идет генетика, социальная ситуация и простой шанс. Остальные факторы, в том числе в родах, отследить практически невозможно. Я не знаю ни одного такого исследования».

Отношение к женщине
Психотерапевт, соосновательница клиники Mental Health Center Амина Назаралиева три месяца назад прошла через кесарево сечение в одном из московских роддомов. По ее словам, опыт оказался противоречивым: отношение к ней было плохим, но сильно улучшилось после вступления в силу контракта на платные услуги. «90% негативного опыта — это отношение медицинского персонала. Этот роддом считается одним из лучших, но мне там пришлось вспомнить это ощущение — когда ты теряешь человеческое достоинство, когда ты объект. Там никто после отбоя не говорил: „Пройдите, пожалуйста, в палату“, — говорили просто: „В палату“. Абсолютно безличные и часто бессмысленные приказы. Я пыталась наладить диалог, но ответ всегда был: „Так положено“. Ты сдаешь верхнюю одежду и не можешь даже выйти погулять или в магазин, передачки строго по расписанию, купить еду внутри нельзя. У тебя берут кровь и не объясняют для чего. Этих мелочей масса. Я чувствовала себя беспомощной и понимала, что надо подчиниться, потому что я не могу их сейчас победить, я уязвима и я не хочу еще сильнее портить себе настроение».

После вступления в силу контракта в большинстве своем персонал вел себя гораздо лучше, и иногда забота была даже сверх той, что можно было бы ожидать. «Я не хотела, чтобы мой ребенок появился на свет под танцевальную музыку, которая звучала в операционной, и персонал несколько минут старался найти радио с классической музыкой. Это было очень трогательно и приятно, это очень много для меня значило и снизило тревогу перед операцией», — рассказывает Назаралиева.

По ее мнению, причин тяжелой атмосферы в российских роддомах несколько. В медицинских институтах почти не учат общаться с пациентами, а к таким предметам, как этика и деонтология, студенты относятся как к физкультуре, если не хуже. Другая причина в том, что врачи часто чувствуют себя носителями уникального знания, ответственными за судьбы людей, — им кажется, что вежливость присуща сфере услуг, и ей нет места там, где речь идет о жизни и смерти. Третья причина — усталость, особенно в акушерской среде. Кроме того, как считает Назаралиева, дело в традиции, в опыте врача: как к его потребностям относились дома, в детском саду, школе, университете, ординатуре, на работе. «Если потребности человека игнорировали, если отношения были построены на подчинении, насилии, как часто бывает, то это приводит к вполне закономерным результатам», — объясняет она.

Британские специалисты, с которыми удалось поговорить для этого материала, утверждают, что отношение к заплатившим и к незаплатившим роженицам всегда одинаковое. Единственный плюс — за деньги ты гарантированно получаешь одноместную палату.

То, что происходит в российских роддомах, не уникальная ситуация. Во всем мире есть такая проблема: и в развивающихся странах, и в развитых. Об акушерской агрессии (сюда включают и грубость, и вмешательства без информированного согласия) пишут научные статьи, пытаются разобраться в причинах, но все же там, где женщина имеет твердое право принимать решения, этого мало. «В Великобритании акушерки относятся к тебе как к своей племяннице. Ты приходишь на прием, она тебя гладит по животу и спрашивает: „Ну, дорогая, как ты сегодня?“ — рассказывает Светлана Охотникова. — Во время родов, когда я начала тужиться, одна из акушерок подошла ко мне, начала гладить по руке и повторять одну фразу, которая застряла у меня в голове месяца на три: „You are doing very well. Good girl“».

«Никто тут не будет груб с женщиной, потому что это просто не потерпят, причем коллеги тоже, — говорит профессор Кеньон. — Даже если женщина была настроена на естественные роды, но что-то пошло не так, она по-прежнему может получить хороший опыт, если чувствует поддержку и то, что она в какой-то степени контролирует ситуацию. Тут дело не только в том, каким путем ребенок появился на свет». Мэнди Форрестер согласна: «С вами могут происходить просто ужасные вещи, но если кто-то добр к вам, будет легче. И наоборот: если все прошло хорошо, но кто-то вам нагрубил, вы запомните это навсегда. Беременные женщины очень впечатлительны. Поэтому мы обучаем наших акушерок таким образом, чтобы они хорошо общались и выясняли, что нужно этой конкретной женщине».

«В Великобритании уже несколько десятилетий женщины влияют на заботу о материнстве, — рассказывает профессор Кеньон, — они говорят, что им нужно, и к ним прислушиваются; система ориентирована на женщин и их потребности».

По мнению доктора Назаралиевой, многие пациентки в России считают, что если ты пожалуешься, то ты разозлишь врача, тебя назло плохо прооперируют, плохо будут вести роды, дадут плохое лекарство, заставят дольше мучиться в родах. И надо подчиняться, чтобы не отомстили.

Как наблюдают беременных в Великобритании

«У вас положительный тест? Поздравляю, вы беременны! – такова реакция британского участкового врача на появление смущенной женщины в его кабинете. Нет, мы не будем проверять дополнительно, а зачем? Современные тесты, продающиеся в аптеках, достаточно точные – у меня нет ничего другого!»

Звучит непривычно, не так ли? Со временем эта логика перестает удивлять. Ведение беременности в Британии выглядит следующим образом: женщине бесплатно гарантируют необходимый минимум анализов, базовые курсы для обоих партнеров и сопровождение родов – вне зависимости от их сложности. Все остальное – не за деньги, а по необходимости: если вы сумели убедить акушерку или врача приемного отделения в необходимости дополнительной консультации, то вы ее получите.

С чего начинать

В Британии нет понятия «женская консультация» – в том виде, в котором оно существует в России. Есть бесплатные клиники сексуального здоровья, предназначенные и для женщин, и для мужчин. Сюда приходят, чтобы получить помощь в вопросах контрацепции, провериться на заболевания, передающиеся половым путем, или сделать тест на беременность, если нет денег на его покупку в аптеке. Если же вы просто хотите попасть к гинекологу, нужно получить направление от участкового врача или идти к платному специалисту.

Что происходит после того, как вы увидели полосатый тест? Отправляйтесь к участковому или к местной акушерке, чтобы они направили вас в больницу для дальнейшего наблюдения. Теоретически прикрепиться к больнице можно и самостоятельно, но большинству из нас хочется обсудить имеющиеся варианты со специалистом. Почему к больнице? Потому что роддома в Британии, как правило, входят в состав больниц широкого профиля.

Врачу вы можете задать все имеющиеся вопросы, однако наиболее исчерпывающую информацию вы найдете в интернете. Изучению сайта местного минздрава (Национальной службы здравоохранения) стоит уделить время – его создатели старались изложить все доступно и структурированно. Для меня главным результатом первого визита к врачу оказалась бесплатная прививка от гриппа – она положена всем беременным женщинам, живущим в Британии.

Анализы и исследования

Выбранная вами больница приглашает вас на «консультацию по планированию» на 8-12 неделе беременности. К этому времени риск выкидыша снижается и можно начинать делать анализы. Если до этого возникнет кровотечение или другие проблемы, вас примут в порядке общей очереди в ближайшей больнице, где есть гинекологическое отделение.

Что происходит на консультации по беременности? Вас взвешивают, берут анализы мочи (чтобы исключить инфекции и диабет) и крови (чтобы проверить ее на возможные наследственные заболевания). Вам задают вопросы, касающиеся состояния здоровья, – не только вашего, но и отца ребенка, а также уточняют время последней менструации. Наконец, вам предлагают сделать УЗИ, чтобы выяснить предполагаемую дату рождения малыша и измерить толщину воротникового пространства – это позволяет определить риск генетических аномалий у ребенка, в том числе синдрома Дауна.

Если беременность проходит нормально, вы можете рассчитывать еще на одно бесплатное УЗИ – в промежутке между 18 и 21 неделями беременности. Основная задача узиста – убедиться в отсутствии аномалий плода и в том, что его развитие проходит нормально. Скорее всего, вам озвучат пол будущего ребенка (исключительно по вашей просьбе), однако в некоторых больницах существует правило не разглашать эту информацию. Если же врачи обнаружат какие-либо отклонения, вам назначат дополнительные обследования.

Эти два обследования – важнейшие за все время беременности. Помимо них вас пригласят к акушерке еще в среднем 6-9 раз – в зависимости от того, первый ли у вас ребенок и на каком сроке он родится. На этих приемах пациентке измеряют давление, проверяют мочу на сахар, щупают живот и измеряют его, могут послушать сердцебиение малыша и ответить на ваши вопросы. Тем, у кого к 42-й неделе беременности воды еще не отошли, предложат стимуляцию родов.

Помимо гриппа, есть и еще одна бесплатная прививка, которую предлагают беременным в Британии – это прививка от коклюша. Укол делается на 28-32 неделе и позволяет защитить новорожденных от опасного для них заболевания – от осложнений коклюша малыши могут умереть. Прививка снижает вероятность заражения в первые недели жизни на 91%, и считается безопасной как для матери, так и для ребенка.

Родительские курсы

Будущих родителей ждут на бесплатных занятиях в больнице. Там им не только расскажут теорию, но и покажут на муляжах, как ухаживать за новорожденным. Ведут курсы акушеры (да, и мужчины тоже) из родильного отделения, так что у вас есть возможность познакомиться с персоналом заранее.

Существуют платные курсы, которые обычно находятся ближе к дому. Занятия там стоят не слишком дорого, атмосфера – более расслабленная, да и друзей завести проще. После рождения малышей вы по-настоящему оцените эти новые знакомства, ведь у кого-то за углом – те же проблемы и те же радости, что и у вас.

Источники:

http://domashniy.ru/semya_i_dety/a_kak_u_nih_beremennost_v_anglii/

http://www.wday.ru/deti/beremennost-i-rody/lichnyiy-opyit-kak-ya-rojala-v-anglii/

http://doula.nenila.ru/kak-velikobritaniya-izmenila-sistemu-rodovspomozheniya/

http://deti.mail.ru/article/kak-nablyudayut-beremennyh-v-velikobritanii/

http://mama66.ru/pregn/938

Ссылка на основную публикацию